Эксперимент: бумер идет в самые популярные места зумеров

Один из самых очевидных способов вернуть молодость – это проводить побольше времени с теми, кто сам молод. Но это же сначала надо молодых найти. Редакция «Как тут жить» приказала своему самому мобильному сотруднику в возрасте 30 лет ходить две недели по самым юношеским местам города и набираться энергией. Вот его отчет. Все фото и гифки в материале сделаны на смартфоны Samsung Galaxy A51 | A71.

 

 

 

 

5 июня, пятница, утро
 
Мы в редакции договорились, что надо сходить в пятницу на фудкорт Dana Mall. Типа, проверить, можно ли слиться с компанией зумеров, которые, знаете, сидят по десять человек за одним столом со стаканчиками из Burger King. Но вечером четверга я дома ударился ногой об дверь. Ироничное начало репортажа о том, как бумер (ну ладно, миллениал, мне 30, просто бумер звучит смешнее) тусуется в зумерских местах. И теперь нога болит, я с трудом могу на нее наступать и с болезненным смехом думаю, что вот прикол, если я больше не смогу ходить никогда (мем о том, как болеют парни и девушки). Я покопался в аптечке, намазал ногу мазью типа звездочки, которая резко пахнет и нагревает ногу, обмотал ногу шарфом и попробовал лечь спать. Нога ныла еще сильнее. Погуглив, что на самом деле надо ее охладить и что это, скорее всего, просто ушиб, я пошел к холодильнику. Так всю пятницу и провел.
 
 
 
 
12 июня, пятница,  22:00
 
К вечеру я уже мог ходить, но нога болеть не перестала. В редакции на меня накричали, что репортаж надо все-таки сделать: погода собирается испортиться и, возможно, сегодня самый удачный день, когда можно пойти на Октябрьскую. Пошел, прихрамывая. «Я могу наступать на ногу, но выбираю этого не делать, с ногой все нормально, я могу ходить», – повторил десять раз трем людям.
 
Я договорился зайти к нашему фотографу Полине, единственному зумеру в редакции (ей 23), по рабочему вопросу, а потом встретиться с бумерской частью редакции. Одному на Октябрьскую не хочется, там же все тусуются, идти одному, кажется, как-то грустно. Полина спросила про ногу (я уже рассказал), про что мы будем делать (не уверен), несколько раз повторила «идете бухать?!» (нет). Уже попрощавшись, я подумал, что, блин, надо же было спросить у Полины, что она будет делать, вот же ценные подсказки, где искать зумеров, но уже поздно.
 
По мосту через Свислочь навстречу мне прошел парень, у которого настоящая проблема с ходьбой. Прихрамывая налегке, я почувствал, как будто передразниваю его, и стало очень неловко.
 
 
 
 
12 июня, пятница, 22:30
 
Сижу на лавке у букинистического магазина в Троицком предместье. Пью морковный сок, который купил на скидке и на который набрызгал из санитайзера. У бумеров из редакции, главного редактора (33 года) и неглавного редактора (30 лет), которые уже успели по дороге устать, – «Чудо-шоколад», вода из дома и пару слоек. Следующие полчаса мы просидим там, потому что никто не горит желанием идти отрываться.
 
Я зачем-то рассказал еще, что на неделе ударился правым глазом, и верхнее веко теперь на пару миллиметров ниже, чем надо. Меня правда дома никто не бьет, честно! Это все нелепые случайности!
 
 
 

12 июня, пятница, 23:00

 
На террасе «Свободы, 4» взрослые люди сидят друг у друга на головах. В сквере напротив «Макдональдса» никого нет. У стадиона «Динамо» уже начинает громыхать музыка из машин. Мы дошли до Октябрьской. Да, спустя двести абзацев начинаются тусовки, лол. Я предложил сразу пойти за заводы направо, к реке. Ну просто посмотреть, что там. Ближе к началу улицы надо свернуть к студенческому общежитию и пройти за ним через граффити-стену с небольшой железной дверью. Если вы там никогда не были, да, это выглядит как место, куда не стоит идти. Это защита от бумеров.
 
Много людей в интернете пишут комментарии, что не понимают, как туда пройти, а открытые там заведения не всегда хорошо объясняют, как к ним прийти-то несведующим. Ну так там и работает мало что.
 
В наше посещение открыт был только клуб «Лоу фай», из которого со второго этажа играл какой-то неироничный ню-метал, и айтишная забегаловка, из которой орали хиты нулевых – Бритни Спирс и удивительный дип-кат русской поп-музыки группа 5sta Family. Это что, вечеринка НЖВ? Вокруг – беседки, которые выглядят, как беседки, чтобы пожарить шашлыки в Лошицком парке, люди за ними сидят именно с таким вайбом. Перед самим входом в бар две девушки посменно танцуют и сидят в креслах-мешках. У еще какого-то закрытого места с непонятной вывеской и граффити Курта Кобейна горит классный красный свет, специально, чтобы сделать твинпикс-фотографии в инстаграм.
 
 
В остальном все умиротворенно и спокойно. На траве у обрыва в темноте классно посидеть, несколько небольших компаний тем и заняты.
 
 
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 
 
 
 
На обратном пути у «Лоу фай» мы встретили Полину. Полина была со стаканчиком. Увидев меня, она полезла мне под куртку, в темноте подумав, что это блестит какая-то бутылка. Увы, это был ремень с поясной сумкой со значком. Полина опять энергично спрашивает: «ну что, тусуетесь», «бухаете?», «куда вы теперь». Рассказала, что тут какая то вечеринка с бесплатным входом, но сама она туда не заходила. Мы еще немного потоптались и пошли в разные стороны. Уже уйдя, я опять подумал, что надо было спросить, так где она будет тусоваться, вот же информация из зумерских уст, и что за коктейль у нее, тоже интересно. Главный редактор мне на это ответила, что в стаканчике у Полины был кофе.
 
 
 
 

13 июня, суббота,  00:00

 
На Октябрьской дохренилион людей. Считается, что Зыбицкая – улица «для взрослых людей», а Октябрьская типа «молодежная, креативная». Поэтому именно тут мы ищем зумеров. Небольшими компаниями люди тусуются у припаркованных машин. В машинах открыты двери, и люди общаются, либо из машин гремит музыка (например, новый альбом Яникса), и люди пытаются общаться, или из открытого багажника торчит кальян, и люди общаются в изысканном восточном дыму. Фан-факт: кальянов у машин было замечено больше (семь), чем вейперов (два). В нескольких машинах какие-то пары просто сидят на передних сидениях с очень сосредоточенным лицом, не сильно обращая внимание на давку вокруг. Наверное, ругаются.
 
Возле каждого места с едой и напитками толпятся большие очереди, все места с сидячими местами и едой забиты почти полностью (кроме Y bar и какого-то места с вывеской про гриль). Вокруг так темно, что сложно разобрать, сколько людям вокруг, – 25 или 35, но плейлист говорит больше тысячи слов. Из каждого фургона с едой орет музыка. Ашер, «Пуссикет доллс», Тимбаленд – это все хиты моих 20 лет, вряд ли теперешних 20-летних.
 
Где-то на парковке за «Энзо» наблюдать стало уже тяжело: разговоров слишком много, не знаешь, что именно подслушивать, смотреть непонятно на что, – движений слишком много. Мы прошли до недавно открывшегося «Изи супа». Прямо возле него очень смешно на двух хрупких столах стояли два десятка бутылок выпитого алкоголя. За столом 40-летний на вид мужик пытался долить какой-то девушке остатки вина, а в самом «Изи супе», открытом даже в такой поздний час, не было никого, кроме работников.
 
 
 
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 
 
Двор у лавки – «новая Немига», по экспертному мнению паблика «анти мемы про минскую сцену». Лестница у арки была занята полностью (люди выглядели скучающими и поглядывающими: интересно, может, они не могли оттуда выйти?). Возле мусорок тоже столы заставлены пустыми бутылками. В тени деревьев мало света, но там люди находятся, как в автобусе. Все выглядят очень веселящимися, но не бог весть какими юными. На выходе из арки мы с главным редактором переглянулись – перед нами прошел очень модный 20-летний. Наконец-то. Повернулись обратно – и он уже успел скрыться.
 
После этого решили, что все нужное для материала мы увидели, и пора уступить дорогу молодым. Пока шли к заправке, перед нами снова воплотился 20-летний зумер, завернул за забор и пошел писать. На заправке оказалась очередь, заканчивающая на другой заправке. В туалет на заправке – очередь. В круглосуточном «Рублевском» – очередь, заканчивающаяся в Лошице.
 
Все это заняло где-то полчаса. Для 40-летних, наверное, будет казаться, что прошло пару суток. В собачьих годах это где-то три года. Настолько интенсивно все вокруг заполнено шумом – разговоров, музыки, криков, смехом, движениями – все ходят, танцуют, и светом – всех заведений, телефонов, фар машин, блестящих пьяных глаз. 
 
 
 
14 июня, воскресенье, 20:00
 
В воскресенье я сводил друга-тусовщика обратно на Октябрьскую. Ничего интересного мы не увидели, потому что ходили днем. Зато за мусорным пространством у клуба «Хайд» мы увидели неочевидную дорожку, на которой никто из нас не ходил. Там оказался вход в какое-то анонимное здание с грядками, за которыми кто-то следит (выполоны все сорняки, на секундочку), а прямо за зданием дорожка вывела к большому бассейну под открытым небом. Непонятно, кому он принадлежит, можно ли там вообще ходить, и интересно, бросаются ли ночные хулиганы по пятницам в этот бассейн. Ну вдруг вы тоже про него не знали.
 
 
 
 
17 июня, среда,  00:20 
 
Говорят, зумеры вечно ошиваются в ночниках. Мне нужно было приехать в Сухарево, чтобы полить чужие цветы. Я тянул с этим дольше, чем нужно в эту жаркую неделю, поэтому у двух цветов листья заметно пожухли.  В 12 ночи я понял, что у меня закончились сигареты, – а это значит ночник.
 
В магазине было людно. Десять минут я выбирал нектарины и черешню, потом столько же выбирал минералку (у меня тяжелая зависимость от минералки). Две анимешницы рассматривали замороженные овощи, но пошли к кассе с пельменями. Молодая пара обсуждала вкусы чипсов. Сколько я ни подходил к полкам с пивом, там почему-то никого не было, но на кассе большинство стояли с пивом. Одеты многие были молодежно, но я никому не позавидовал, ни про никого не подумал, что, типа, вот бы было прикольно пойти с ними потусоваться, интересно, куда они. Я знаю, куда они, я везде там был. Короче, в магазине скучно, не знаю, чего я ожидал от ночника в Сухарево.

 

 

18 июня, четверг, 19:00

 

Все знают, что возле ТЦ Галерея Минск ошиваются подростки вместо того, чтобы делать уроки, или в чем их там упрекают взрослые люди, которые тоже ничем полезным не заняты. Погода была супер, когда ну вряд ли хочется работать, а скорее лежать где-то на траве часов пять, сидеть у воды или чиллить на всех лавках подряд. Но пока я шел, собрались тучи и пошел такой мощный дождь, что мне пришлось просидеть час в «Бургер кинге». Тоже неплохо: считается, что «Бургер Кинг» с коронами и рефилом любят подростки.  На первом этаже плюхаются полностью промокшие подростки. Парень, у которого с головы стекает ведро воды, расчесывает волосы розовой расческой, которую ему протянула девочка. В зале на втором этаже видно, как на уличной лестнице с площади Свободы уже началось стихийное чудо природы – водопад. Все пытаются сфоткать или снять его, ни разу же на «Тутбае» не видели. По лестнице спускается босой парень, который несет прижатые к груди кроссовки. Кроссовки важнее. Кроссовки так себе, кстати. 

 

 

 

 

 

  

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 
 
Ну это я выборочно рассказываю, поэтому кажется, что все забито зумерами. На самом деле все это время на втором этаже громко развлекал дам, к которым он подсел, взрослый болван из Бобруйска. Дамам все нравилось, но парень все ходил с букетом васильков и пытался дарить их рандомно выбранным посетителям, которым это уже не нравилось. Читающей в одиночестве студентке, семейной паре с ребенком, группе парней. Потом пришел друг парня с васильками и отдал мороженое студентке. На что василек закричал, что произошла путаница, вскочил, отнял мороженое у студентки, утомительно долго галантно извинялся и раскланивался и, наконец, отдал мороженое своей новой знакомой, которая просто смотрела в окно. То ли просто водопад красивый, то ли ждала, когда сбежать можно будет.
 
 
 
 
18 июня, четверг, 20:00  
 
Пока дошел до ТЦ Галерея, думал уже только, что хочу есть. Перед входом людей было немного, в H&M особо молодых людей не было, в Koton пару студентов скучно выбирали майки, в бывшем Cropp не было вообще никого, в магазинах кроссовок тоже (ну туда невозможно зайти, чтобы тебе семь консультантов хором не начали орать, не помочь ли им всем тебе сразу). Может, дождь распугал всех зумеров, может, они где-то прыгали по лужам и рисовали белом мелом на асфальте слово «хватит», я не знаю, я им не мать.
 
 
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 
 
На фудкорте я со своим не великолепным зрением только посмотрел на ряды столиков и такой: «вот вы где, я иду». Но в ближнем свете это все оказались очень взрослые люди. Я хотел купить комбуччу в «Изи супе», типа хоть так настроюсь на зумерскую волну (комбучча – новое модное молодежное гастро-развлечение, особенно после того, как тикток «женщина пробует комбуччу» стал хитовым мемом), но за прилавком никого не было, и только надпись почерком пятилетнего «вернусь через 15 минут».  Когда я сдался и просто заказал суп фо за 13 рублей (по таким ценам подростков там точно не могло быть), я увидел, как мимо проходят наша фотограф Полина с парнем. Они уверенно подошли к прилавку с бургерами, но так же быстро развернулись и ушли. Я нафантазировал, что, как поем, найду Полину, чтобы поздороваться и узнать, что они собираются есть (мне для исследования!), но, пройдя мимо всех заведений и столов, так никого и не нашел. Главный редактор мне потом сказала, что они, наверное, просто искали туалет.

 

 

18 июня, четверг, 22:00

 

На пешеходной части Комсомольской я увидел на лавке группу подростков и сел немного подслушать. Сидел, пока не подошли две девушки студенческого возраста в нарочито нелепых утомительно-творческих нарядах и спросили «есть ли у вас проблемы» и «любите ли вы поэзию». Они там ходят очень часто уже пару лет, рассказывая прохожим стихи и зазывая в какой-то театр. Невыносимые люди.  Тут один парень из группы подростков говорит, что самое время снять видео, и поднимает хаотически людей, все как будто начинают дезориентировано перемешиваться и идти в разные стороны, но через секунд десять слаженно уходят в одном направлении. Я уже начал довольно потирать руки, как мистер Бернс, мол, вот, наконец, я увижу съемки тиктока или типа того. Но спустя минуту, оглянувшись, я увидел, что они куда-то все ушли. Ушел и я.

 

Возле террасы кафе обнаружился тот дуэт театрально-поэтических студенток: они стояли и без интереса слушали монолог какого-то мужика с бокалом вина. Он, видимо, не творчески воспринял вопрос «есть ли у вас проблемы» и начал с самого начала.

 

 

19 июня, пятница, 16:30

 

дана молл, Значит, представьте. На улице +28, на сайтах пишут, что погода опасная. Мы с другом-тусовщиком сидим на лавках у входа в «Дана Молл». Я спрашиваю про каждого проходящего старшеклассника, могу ли я так же одеться в 30 и не выглядеть тупо. Чаще всего ответ «могу», а когда «не могу», мы решаем, что только потому, что они в принципе тупо одеты. На мне пятилетние заношенные джинсовые шорты, черная майка группы «Арсений Креститель» и слишком большая рубашка в клетку таких же мрачных, но намеренно застиранных тонов. Я думаю, что я одет, как школьники, которые по примеру Кирилла Бледного в прошлом году узнали об одежде Курта Кобейна.

 

На главном входе «Дана Молл» поставили дезинфицирующий бокс, который выглядит, как рамки досмотра в аэропорту или как портал для путешествий во времени. Возле него толпятся подростки, всем прикольно туда зайти, чтобы тебя обдало чем-то, что продезинфицируют одежду и волосы. Пока я читал сбоку правила пользования («зайдите, закройте глаза, задержите дыхание»), подростки в боксе во все зубы улыбались и с выпученными глазами рассказывали друзьям свои ощущения. Через бокс проходят и взрослые женщины, но почему-то с лицом, как будто им это все не надо и их заставили туда пройти, а они ведь очень спешат. 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

В магазинах подростков или студентов было немного, хоть там и начались скидки. Одежда больше интересует людей постарше. На фудкорте на диванах растеклась компания из четырех парней. Заняли два стола, как будто пытались ответственно дистанцироваться, но на самом деле это просто рандомная арт-посадка, словно их с неочевидного ракурса фотографируют для обложки рэп-альбома. Я, естественно, уселся так же. За соседним столом взрослая пара играла в игру «я вижу что-то угловатое», «это стол?», «да, это стол!». «Я вижу что-то… блин, я не могу придумать, ха-ха-ха». Потом на фудкорт ворвались человек десять в возрасте 13-15, плюс чей-то младший брат. Они молниеносно профессионально сдвинули два стола, собрали по всему залу стулья и сели в заговорщицкий круг насылать проклятья на математицу. Выглядело это, как сложно поставленный хореографический номер, для которого нужны каскадеры. Я бы посмотрел повтор, настолько это было красиво.
 
 
 
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Один из школьников достал из рюкзака стаканчик из «Бургер Кинга» и ушел за напитком. Возле стульев валялись два самоката, которые мешали людям ходить. Один из школьников, самый пухлый, ушел и вернулся с едой из «Бургер Кинга», больше никто еду не брал. Они что-то напряженно обсуждали, постоянно сильно наклоняясь к середине стола. Периодически каждый из них поднимался и куда-то уходил, а когда возвращался, все обсуждали, кто где сидел до его ухода. Половина парней выглядели, как Паттинсон из «Сумерек», из-за зачеса на голове. Паттинсон-брюнет, Паттинсон-блондин и даже Паттинсон-чей-то-младший-брат. И через стол - я со своим сетом с поке за 12 рублей. Я задумался, зачем они вообще сидят тут, если на улице такая хорошая погода, там же не дождь, не снег, тем более, никто из них не пришел ни за какой едой. Друг-тусовщик предположил, что это потому, что на улице солнце, а Паттинсоны боятся солнца. Гипотеза не подтвердилась: школьники вдруг резко подорвались и ушли.
 
 
 
 
 
Ну что, какие выводы.
 
Тусоваться по-зумерски можно, только если вы с зумерами, и вы тоже в школе, или вам только исполнилось ну лет 20. Ходи не ходи за ними по пятам, вы все равно останетесь 30-летними, которые все равно между тусовками, а то и во время, разговаривают о работе или других взрослых делах, которых нет у 20-летних. Есть люди, которые так и делают. На Октябрьской, Зыбицкой, в Песочнице и еще во многих популярных местах Минска тусуется много взрослых людей, которым не мешают никакие выдумки про «места для школьников». В ТЦ Галерея и Дана Молл тоже ходят взрослые люди, многие из которых хорошо проводят время. Да и еще с бонусом, что они могут покупать что-то чаще, чем 20-летние, будь то одежда, всякие приколы или просто есть на фудкорте, а не зависая с одним принесенным стаканчиком из «Бургер Кинга».
 
Ни до, ни после подготовки материала я не думал о том, что было бы классно вернуться в 20 лет, чтобы ощутить вкус свободы, беззаботности и прочую ерунду, которые ностальгически любят придумывать 30-летние. Тогда, конечно, было прикольно, но, честное слово, в 30 гораздо лучше. Если вам скучно в 30 лет, дело в вас, а не потому, что вот раньше-то было время. Я сейчас могу делать все, что хочу, ходить на работу, которую я хочу, общаться, с кем я захочу, жить, где хочу, покупать, что хочу, и проводить время, как я хочу. Конечно, с ограничениями, но в 20 лет ограничений было гораздо больше. 10 лет назад в Минске не было всех этих мест, и город не мог предложить для досуга всего того, что есть сейчас, – зачем туда возвращаться, понятия не имею. Можно всем этим пользоваться сейчас, точно так же, как нынешние 20-летние. Удачи им, лол. 
 
 

 

 

 

 

 

 

ООО «Самсунг Электроникс Рус Компани»

ИНН 7703608910

 

Поделиться
Сейчас на главной
Показать еще   ↓