Дружите с нами
в социальных сетях:

Словарь главных слов Минска 2016

Развлечения 28.12.2016 0

Редакция «Как тут жить» составила краткий словарь новых слов, ворвавшихся в городскую жизнь в этом году. От броу-баров до объективации, от сап-серфинга до «раздеваться и работать» – какие-то из них вы слышали и раньше, но только в этом году они приобрели настоящий смысл для многих жителей Минска и Беларуси.

 

Словарь

 

Главные слова Минска 2016

 
 

 

 

 

 

 

 

 

 

Б б

 

 

 

 

Белорусская косметика

 

(белорýсская космéтика)

 

– самая динамично развивающаяся отрасль народного хозяйства страны. Прежде «белорусской косметикой» можно было очаровать разве что тех жителей российской провинции, которые уже зашли в ларек с «белорусскими тканями», но еще не добрались до киоска «белорусского молока». В 2016-м все основные игроки отечественного рынка косметики стали внимательнее к трендам в составах (улиточная слизь, пребиотики, молочная кислота) и влет копировали удачные зарубежные упаковки (баночка с козой у «Белиты»). В качестве комического закругления темы «Белита» выпустила серию туалетной воды аналогов парфюмерных хитов с такими похожими запахами, что белорусскую Mela Rossa спросонья можно и вправду перепутать с «Nina» Nina Ricci.

 

 

 

 

 

 

Броу-бар

 

(броу-бáр)

 

– салон красоты, в котором делают только то, что имеет отношение к бровям. Брови в 2016-м официально считаются лицом лица. Вероятно из-за продолжающейся моды на естественность, выщипанные и приглаженные брови считаются лицом не очень красивым, а вот буйные и кустистые – наоборот. В Минске открылось  несколько специализированных броу-баров, а в тех салонах красоты, где продолжают по старинке заниматься и другими вещами, теперь непременно есть специалист по бровям.

 

 

 

 

 

 

Бумага

 

(бумáга)

 

– также Влад Бумага – белорусский видеоблогер, специализирующийся на безобидной няшности. В 2016-м совершил самое быстрое из задокументированных восхождений в популярности среди отечественных ютуберов: с меньше чем 100 тысяч подписчиков летом до 800 тысяч в декабре. Причиной стало изящное постановочное видео о (якобы) страшной ночи в батутном центре: больше шести миллионов человек захотели посмотреть, как милые молодые люди бесятся во вроде как запертом помещении, вместо того чтобы спать или хотя бы готовить уроки.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

В в

 

 

 

 

Версус

 

(вéрсус)

 

– соревнование в поэтическом мастерстве между двумя рэперами (или Хованским и Лариным). В 2015-м версусы были ужасно популярны в русскоязычном YouTube и в 2016-м перелились в белорусскую реальность: осенью почти одновременно стартовали два несвязанных рэп-баттл-проекта Minsk Independent Battle и Slovo. Двойные рифмы, заковыристые оскорбления, крики «пошумим, б***» и псевдонимы вроде Быдлоняши и МЦ из деревни скрытого листа поселились в Минске как минимум до следующего интернет-поветрия.

 

 

 

 

 

 

Виза

 

(ви́за)

 

– красивенький штамп в паспорте, без которого нельзя просто так взять и пересечь границу. Одно из главных мучений белорусов в этом году стало куда менее мучительным. К ораве визовых центров, которые открылись в прошлом году, этой весной добавился еще и польский, хоть как-то облегчающий нагрузку на польское посольство, известного своими очередями. Кроме того, греки стали почти стабильно давать визы на целых три года, а в Бразилию и Израиль визы больше вообще не нужны – если в Бразилию и без них лететь очень дорого, то Израиль стал сразу же куда доступнее.

 

 

 

 

 

 

Восточная кухня

 

(востóчная кýхня)

 

– что-то невероятно вкусное. Если не считать экспансию шаурмы по всему городу, то в этом году все резко начали открывать места с узбекской кухней. Дороговатые «Пловрубай» и «Пловберри» для любителей плова, просто «Чайхана» и «Чайхона Базар», дешевая забегаловка «Узбекская кухня №1» на Комаровке – в общем, гораздо больше людей смогли задаться вопросом «лагман – это суп или нет?». Также к этому тренду можно отнести и давнюю фанатичность белорусов насчет Грузии – в этом году как раз открылись вполне демократичные Gruzin.by на Уручье и пекарня «Пекаридзе», которая сразу же после открытия просто разрывалась от наплыва посетителей. Вдобавок ко всему, на проспекте Независимости и на Сурганова засияли паназиатские «Шикари», которые, в общем-то, тоже выглядят, как узбекские рестораны.

 

 

 

 

 

 

Голый волк

(гóлый вóлк)

 

– контаминация двух атрибутов художественной эстетики белорусского номера на Евровидении-2016 – обнаженного певца Ivan’а и трех волков на подтанцовке. Продюсер певца Виктор Дробыш обещал прямо так номер и показать, но потом выяснилось, что по правилам нельзя ни без одежды выступать, ни со зверями, поэтому в итоге Ivan пел на фоне голограммы с волками и самим собой. Несмотря на все старания, артисту не удалось даже выйти в финал.

Дримлэнд

(дримлэ́нд)

 

– давно всеми позабытый парк аттракционов, который внезапно возродился, так как там активно стали проводить массовые мероприятия. FSP, две Vulitsa Ezha, бесконечные краски холи и разные корпоративы IT-компаний проходили именно там – несмотря на то что в самом парке мало места и в целом неудобно, а неработающие аттракционы создают так себе фон. Такой выбор отлично характеризует большинство городских мероприятий – вроде бы и не очень, но выбора особо нет, поэтому сойдет.

Зыбицкая

(зы́бицкая)

 

– главная тусовочная улица города, успешно укравшая эти лавры у Октябрьской. Новые заведения, то есть, в основном, бары, открываются там уже чуть ли не на каждом метре, а их количество хоть еще и не превышает все разумные нормы, но конкуренцию друг другу создает уже неплохую. Пьют там круглый год, но толпы есть только по выходным – летом в будни ее оккупируют семьи с детьми, а зимой улица превращается в привычную опустевшую Северную Корею со сквозняком и гололедом. Мест вроде бы много, но проблема в том, что большинство из них не очень – впрочем, раньше такого точно не было, а всем пока не надоело, так как другой такой же улицы пока вроде бы не предвидится.

 

 

 

 

 

 

 

 

К к

 

 

 

 

 

Кальяны

 

(калья́ны)

 

– приспособления для курения, синоним словосочетания «хороший и даже шикарный досуг». Казалось бы, про кальяны еще в году 2011-м должны были все забыть и больше не вспоминать, но вот прошел 2016-й, а кальяны были чуть ли не главным трендом среди минских заведений. Курили их как в новых специализированных местах (сеть «Мята», «Яркальян» и прочие чайханы), так и в местах, где их вроде бы и не должно быть – например, DIY Bar, «Тише-мыши», «Крыша Чердака» и Cafe De Paris (!). Феномен неожиданно поразил все слои – от крупных мужиков за сорок до модных менеджеров и девушек из иняза. Объяснить это получается примерно никак – кажется, нет другого гастрономического явления с настолько плохой репутацией, да и вейперы вроде должны были одеяло перетянуть, но любителей подымить из толстой трубки и почувствовать себя нефтяным шейхом меньше не становится.

 

 

 

 

 

 

Квартира Алексиевич

 

(кварти́ра алексиéвич)

 

– одна из квартир в печально знаменитом комическим архитектурным исполнением доме Чижа на берегу Свислочи. Именно на эту квартиру (плюс дачу в Силичах) потратила свою Нобелевскую премию по литературе писатель и журналист Светлана Алексиевич. Раньше квартира принадлежала президенту футбольного клуба «Белшина». Ближе к концу года Алексиевич подарила квартиру попроще многодетной семье из Слонима, а столичную публику порадовала первым заседанием интеллектуального клуба, где, в частности, как реальный факт рассказала новость с юмористического сайта.

 

 

 

 

 

 

Круговорот лакшери

 

(круговорóт лáкшери)

 

– процесс, в ходе которого закрываются клубы с нелепо шикарным интерьером, а на их место заступают ровно такие же новые. В апреле закрылся клуб «Блондинки и брюнетки», очень похожий на дорогой и легальный бордель. Клуб был известен в основном женским туалетом с красными стенами – по легенде, зеркало, в котором фотографировались почти все девушки, просвечивалось с обратной стороны в мужском туалете. Осенью из-за долгов по аренде закрылся Black Hall Bar, ничего не осталось от «Бара 13», который раньше был известен строжайшим фейсконтролем. Но для этой же публики открылись Rich Cat на месте «Реактора», Black House Club на месте Black Hall Bar и ресторан-клуб Duroy по соседству с «Журавинкой». Красиво жить не запретишь.

 

 

 

 

 

Кофейни

 

(кофéйни)

 

– места, где подают только кофе или делают на него упор. Бум на кофейни, конечно, далеко не свежее явление, но в этом году новые места открывались с приличной для города скоростью. Правда, бум этот не самый однозначный. С одной стороны, появились и новые хорошие заведения вроде «26», Surf Coffee и «Даблби», которые быстро перетащили к себе всех кофейных модников, и более мелкие, но приятные места вроде Lavazza и «Альтернативы». С другой стороны, в городе по-прежнему открываются (и обычно довольно быстро закрываются) безликие места со словом «кофе» в названии, варящие очень средний продукт, а сеть «Кофе Саунд» завоевала уже почти все минские районы, напоминая о том, что Coffeeberry, в общем-то, был не так уж и плох.

 

 

 

 

 

Крафт

 

(крáфт)

 

– все еще модное пиво со специфическим вкусом. Если в прошлом году мода на крафтовое пиво еще находилась в состоянии «по усам текло, а в рот не попало», то в 2016-м все изменилось в кардинально лучшую сторону. Весной открылся пивной магазин и бар Beercap, ставший одним из главных тусовочных мест на Зыбицкой, следом за ним открылись «Крафтмэн», «1067» и «Чапскi», а маленькие независимые пивоварни, варящих все эти ипы, апы и молочные стауты, стали расти как на дрожжах. Крафт окончательно перестал быть такой уж диковинкой – все слышали, все пробовали, все пошутили. Масс-маркет тоже подхватил: мало того, что крупные игроки вроде «Аливарии» или «Лидского» пытались выпускать «индийские эли», так даже районные пивные разливайки на своих вывесках потихоньку вместо «живое пиво» начали писать «крафтовое».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

М м

 

 

 

 

 

Маскерад

(маскерáд)

 

– также «MSQRD» – хитовое приложение от белорусских разработчиков, которое вместе с этими самыми разработчиками купил Facebook. Приложение заняло цветущую нишу дополненной реальности и позволяет накладывать фильтры на лицо в режиме реального времени – короче, как нос собачки в непопулярном у нас Snapchat, но только запостить можно в инстаграме. Несмотря на расизм (фильтр с Обамой и индейцем) и неоднозначные политические взгляды (фильтр со Сталиным), миллионы людей его скачали, сделка с большим западным братом состоялась, а Цукерберг даже сам видео запостил . В середине декабря эти самые маски из MSQRD появились в фейсбучном мессенджере – короче, большая победа белорусского IT на лицо.

 

 

 

 

 

 

Монеты

(монéты)

 

– железные штучки, которые теперь тоже считаются деньгами. После деноминации Беларусь перестала быть одной из немногих стран, где в денежном обращении нет монет – в стране пользовались бумажной валютой с самого распада СССР, так что существует уже целое поколение, которое платило монетками в лучшем случае только за границей. Новые белорусские монеты получились очень похожими на евро, какая-то ранняя партия вовсе оказалось бракованной, а у белорусов сперва простые процессы «платить» и «давать сдачу» оказались сильно заторможенными. Под конец года, конечно же, все уже втянулись, хотя явно остались сумасшедшие, которые считают, что носить гигантские пачки бумажной мелочи все-таки лучше, чем бренчать маленькими монетами

 

 

 

 

 

 

 

Объективация

(объективáция)

 

– то, что рекламная кампания Mark Formelle сделала с белорусскими женщинами. Шире: когда человека воспринимают не как личность, а как приспособление для собственного сексуального удовлетворения. В рекламе Mark Formelle сексуальное удовлетворение наблюдателю должна была приносить одетая в игривое белье молодая женщина перед кастрюлей с макаронами. Стоящий неподалеку молодой мужчина в трусах и майке никакого удовлетворения никому не приносил, поэтому к нему вопросов не возникло.

Покемоны

(покемóны)

 

– вымышленные магические звери, которых можно ловить в специальный шар, а потом заставлять драться друг с другом. В 2016-м благодаря мобильной игре «Pokemon Go» ловля покемонов перешла из мира видеоигр и мультсериалов в реальность: приложение проецировало подпрыгивающих и призывно виляющих конечностями монстров на обычный городской пейзаж и предлагало, кинув пару раз шар, поймать себе любого. Эпидемическое распространение Pokemon Go в середине лета привело к вспышке прогулок по городу среди всех слоев населения и, вероятно, некоторому повышению травматизма в результате столкновения людей, уткнувшихся в телефон лбами.

 

 

 

 

 

 

 

 

Р р

 

 

 

 

 

Раздеваться и работать

 

(раздевáться и рабóтать)

 

– то, что посоветовал сделать гражданам Республики Беларусь Александр Лукашенко, если они хотят хорошей жизни. «Инновации, IT-технологии, приватизации и прочее. Все это понятно. Мы уже это освоили», – заявил президент во время пятого Всенародного собрания, и десятки белорусов не упустили возможности подтвердить его слова, немедленно бросившись выкладывать  в соцсети фотографии, где они сидят на работе совершенно без одежды. Новость имела некоторый международный резонанс, однако никакой официальной статистики насчет производительности труда среди раздевшихся людей пока нет.

 

 

 

 

 

 

Рейв

 

(рéйв)

 

– вечеринка обычно в непредназначенном для вечеринок месте, на которой большое количество людей танцуют под техно, хаус или производную музыку. В 90-е рейвы были одним из стандартов концертов крупнее клубных и меньше стадионных, на них приходила самая разная публика и в большом количестве потреблялись наркотики. В середине десятых рейвы вернулись в качестве модной и умеренно богемной забавы: теперь на них ходят не за передозом или обмороком от танца, а для приятной компании и удачной фотосессии. Такими были и минские вечеринки серии «Мечта» в пространстве «Вверх».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

С с

 

 

 

 

 

Сап-серфинг

 

(сап-сéрфинг)

 

– вид спорта, в котором спортсмен стоит на доске для серфинга с веслом в руках. В Минске многие узнали про такой спорт после фотографии  женщины, которая меланхолично плыла по Свислочи на доске. По снимку казалось, что женщина посреди реки – одна-одинешенька. Позже выяснилось, что на самом деле на Свислочи в это время было около десяти сап-серферов, закрывающих сезон.

 

 

 

 

 

 

Стрит-арт

 

(стри́т-арт)

 

– направление в современном искусстве, которое исходит из того, что раз люди все равно не ходят в галереи, то надо рисовать картины прямо на стенах. В конце 2016-го на смену уже привычным граффити вроде пивного святого Чапского и губастого Короткевича с котятами пришли огромные рекламные фрески лакокрасочной компании «Кондор». Именно после них, кажется, минчане обратили на стрит-арт внимание: зимой жильцы дома напротив фрески с мрачным человеком в капюшоне требовали закрасить стену чем-нибудь менее гнетущим, осенью всем не давали покоя сусальные мальчик-минчанин и его подружка-москвичка на Могилевской улице. Осенью же граффити нанесли ответный удар – на Октябрьской появилось самое большое в мире граффити с огроменным разноцветным петухом.

 

 

 

 

 

 

 

Торговые центры

(торгóвые цéнтры)

 

– также «будет, как в Европе» – клич, разносившийся по Минску и окрестностям весь 2016-й. Предполагалось, что в городе разом откроются три больших торговых центра, каждый из которых будет оазисом подлинного шопинга. С октября 2015-го открывался Dana Mall и, когда он все-таки открылся осенью 2016-го, там обнаружился только гипермаркет Green. В Galleria Minsk обещали небывалые для Беларуси бренды – например, Reserved. Открытие переносили пару раз, открыли в декабре 2016-го – половина магазинов не работают, те, что открыты, и так были в Минске, а Reserved обещают открыть только весной 2017-го. Ни один магазин с одеждой в Green City, увы, так и не открылся. Ну уж в следующем году точно все будет, как Европе

Поделиться
КОММЕНТАРИИ
Показать комментарии (0)
    Отправить
      Сейчас на главной
      Показать еще   ↓