Ловить белочек и еще 4 развлечения на выходные

Что посмотреть, почитать и во что поиграть в эти чудесные выходные

 

 

 

 

 

Альбом «Whole Lotta Red»

Playboi Carti

 

TRVP FOЯƎIGN MUSIC

 

 

 

 

Плейбой Карти возвращает ненависть в хардкор… ну то есть, наркотический угар в трэп. Его новая пластинка «Whole Lotta Red» – очередной трэп-альбом, возглавивший чарт Billboard 200 в эпоху тотального чартового доминирования жанра. Однако за всю эту эпоху мало какой трэп звучал насколько же неукрощённо и бредово – по-хорошему, не звучал он так со времён микстейпов Гуччи Мейна в его самой упоротой форме.

 

К такому дикому эффекту Плейбой Карти подкрадывается сразу с нескольких направлений. То срывает голос в кровь («С тех пор как погиб мой браток, каждый день думаю об мокрухе»), то визжит и стонет младенческим фальцетом (в начале альбома это «Я чувствую себя Богом», в конце – «Я чувствую, что хочу умереть»); каждый действительно хардкорный бит здесь состоит из комбинации ритмичного хрипа/рыка/вздохов/плевков, лопающего колонки перегруженного баса и самых странных синтезаторных мотивов (большая часть треков звучат как засемплированные заставки аниме из 80-х; в середине альбома присутствует натуральный семпл из Иоганна Себастьяна Баха).

 

«Whole Lotta Red» – может, и самый вдохновенный и экспериментальный из мейнстримных трэп-альбомов, но всё ещё мейнстримный трэп-альбом с типичными для жанра изъянами – в том числе маркетинговыми ходами, подменяющими искусство. В него вместилось сразу 24 трека – удовольствие не для слабонервных; схема «длиннее треклист – солиднее стримы», очевидно, всё ещё работает. В какой-то момент бывший кандидат в президенты Канье Уэст со своим самым проходным куплетом выступает на разогреве перед гиеноподобным лаем Плейбоя Карти – в этом есть хотя бы какой-то смысл с точки зрения построения имиджа; камео Кида Кади и Фьючера, между тем, начисто лишены художественного смысла. Вместо того чтобы придумывать захватывающие хуки (а ведь местами у него в куплетах случаются неплохие мелодии-уховёртки), Плейбой Карти предпочитает просто гипнотизировать слушателя повторением кэтч-фрейзов: «Я на эксах, я на кодеине» – и так тридцать раз за песню; «Всё ещё не перебор, всё ещё не перебор» – и так до бесконечности.

 

В любом случае, с выхода «Whole Lotta Red» миновали месяцы, а гипнотические чары Плейбоя Карти так и не ослабли. Глядишь, он так загипнотизирует публику, что и через 20 лет из всех возглавивших чарты трэп-альбомов продолжит завораживающе звучать лишь «Whole Lotta Red».

 

Никита Лаврецкий

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Фильм «Франсес Фергюсон»

Режиссер Боб Баингтон

 

 

 

 

 

Молодая учительница-практикантка по имени Франсес Фергюсон заводит роман с похожим на Колю Лукашенко половозрелым школьником. Роман быстро оборачивается увольнением, реальным тюремным сроком, разводом и лишением родительских прав, однако иронично отстранённая Франсес ничему не удивляется, лишь насмехается над своей жизнью, как над чужой. Неожиданным она находит лишь то обстоятельство, что избавление от скучной работы, бесполезного мужа и бесячего ребенка отзывается в душе исключительно чувством облегчения.

 

Второстепенный ветеран движения мамблкор Боб Баингтон за два десятилетия своей карьеры выработал уникальную и крайне приятную интонацию для своих кинокомедий. Что-то здесь похоже на мягкий дедпэн Уэса Андерсона, что-то – на экзистенциальную безжалостность Ноа Баумбаха, однако в общем и целом всё действо на порядок постироничнее, чем у кого-либо из конкурентов. Стоит отдать должное и великолепной дебютантке Кэйли Уэлесс, играющей заглавную роль, – та выдерживает сценарный тон и постановочный ритм с дьявольской точностью.

 

Как и другие свои картины, Баингтон заканчивает «Франсес Фергюсон» не нравоучительной развязкой и не душераздирающим финалом, а просто многоточием: закадровый голос автора прямо предлагает зрителям попрощаться с главной героиней в момент жизненной неопределённости. Несмотря на эксцентричность гэгов и радикальность иронии, это кино до самого конца остаётся окном в совершенно реальную и безнадёжную чужую жизнь.

 

Никита Лаврецкий

 

 

 
 

 

 

 

 

 

 

Сериал «Птица доброго господа»

 

 

Showtime

 

Америка, середина позапрошлого века. Белый аболиционист Джон Браун за неимением средств собирает малочисленную банду аутсайдеров (её значительная часть – сыновья самого Брауна) для того, чтобы затеять антирабовладельческое восстание в городе, где находится крупнейший в стране оружейный склад. Один из случайных членов банды – подросток по прозвищу Лучок, освобождённый из рабства чёрный мальчик, притворяющийся девочкой (Браун по какой-то туманной логике по первому взгляду решил, что перед ним девочка, да так и повелось). Основным конфликтом действия становится то, что из эксцентрика Джона Брауна революционер и полководец, мягко говоря, так себе; он скорее обладает харизмой провинциального проповедника (то есть старается выкрикивать свои проповеди как можно громче), и восстание (по некоторым оценкам именно оно стало предтечей Гражданской войны) начинает разваливаться, даже не начавшись. Это немного трагедия и немного комедия.

 

Не будем греха таить, «Птица доброго господа» – это сериал в жанре школьной обязаловки. Но если вы не против почувствовать себя американским старшеклассником на том уроке истории, когда в кабинет прикатили телевизор, то это шоу – далеко не худший способ скоротать пару вечеров (здесь всего семь серий по 45 минут). В роли Лучка, от лица которого ведётся повествование, снимается малохаризматичный актёр-подросток, однако сериал по-настоящему оживает, когда показывают Итана Хоука (он же шоураннер) в роли Джона Брауна. Это большая работа серьёзного артиста: полупоехавший дед Браун очень живой, подвижный, где-то статный, а где-то жалкий. А во второй половине сезона, где речь идёт, собственно, об отчаянном восстании, сериал на время превращается в полноценный приключенческий антивестерн для старшего школьного возраста. Согласитесь, совсем не плохо для «обязаловки».

 

Никита Лаврецкий

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Комикс «Других таких нет»

Яма Ваяма

 

Фабрика комиксов

 

 

 

 

Хаяси – самый чудаковатый мальчик в классе; манга «Других таких нет» – сборник историй ещё нескольких старшеклассников, чьи дороги пересекаются с Хаяси по реалистичным законам синхроничности. Эма-кун решает финишировать с почему-то обёрнутым в спортивную сетку Хаяси, когда ему во время эстафеты на школьном фестивале попадается задание найти «милого человека». Девочка в очках, скрывающаяся под ником Клубень3Брата-сан, знакомится с Хаяси в твиттере, когда речь заходит о любимой обоими книге; Хаяси ведёт блог, в котором выгладывает сообщения, составленные из случайных фотографий уличных вывесок. Комацу из параллельного класса решает нарисовать портрет Хаяси на холсте, после того, как увидел его уткнувшимся в поднос в столовке. В четвёртом рассказе Хаяси импульсивно спасает Ямаду, жертву буллинга, пролив любимый холодный кофе на голову его обидчика. Вторая половина сборника – несколько коротеньких рассказов про Никайдо с задней парты, тоже необычного парня – красавчика, притворяющегося чудиком в новой школе, чтобы избежать травмировавшего его сталкинга.

 

Екатеринбургское издательство «Фабрика комиксов» продолжает не наживаться на популярных франшизах, а открывать по-настоящему новые имена. Автор манги «Других таких нет» Яма Ваяма – лауреат престижной премии Осаму Тэдзуки, и эта манга – просто идеальное попадание в целевую аудиторию. Ведь все те, кто готовы открывать для себя такие новые имена, либо сами похожи на этих героев, либо водятся с такими друзьями, либо, как минимум, хотели бы иметь таких друзей. Это лёгкая история про нежных интровертов, мягко оформленная «женским» рисунком. И если вы с интересом дочитали до этих строк, то вы и сами наверняка тот нежный интроверт, который сможет насладиться изяществом этой книжки.

 

Никита Лаврецкий

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Игра «Nuts»

 

 

Noodlecake Studios

 

 

В заповедную пущу прибывает изучать белок молчаливый зоолог. В уютном фургончике у зоолога есть койка, чашки-ложки, телевизоры с видеомагнитофоном, сканер-принтер и, конечно, телефон, по которому постоянно названивает из института начальница. Работа – не бей лежачего: надо расставить по лесу камеры, а потом по записям найти, где у местной белки дупло. В процессе, однако, выясняется, что в лесу, кроме белок, есть также строители одной богатой корпорации, которым записи зоолога – как кость поперек горла.

 

В сущности, первым и последним аргументом в пользу того, что «Nuts» – хорошая игра, должно быть то, что почти до самого конца, когда рассказываемая в ней история все-таки так и не становится по-настоящему стоящей внимания, в нее играть настолько же интересно, насколько интересно, наверное, было разработчикам питчить идею игры, в которой игроку надо просто мотать туда-сюда пленку на видике и искать на кадрах белку. Смелая, бредовая и обещающая ощущения, может быть, не самые острые, но уж во всяком случае неповторимые, мысль.

 

В «Nuts» всего несколько локаций, огороженых участков леса, где среди реалистичных кустов, камней, кочек, тропок и деревьев мечутся, слава богу, только белки. Все нарисовано как красивый инди-комикс и более-менее в одном цвете, контрастирующем с цветом белки, чтобы поиск зверька на записи не превращался в ад, которым он, очевидно, является в реальной жизни. В каждой локации игроку либо известно, откуда белка вылазит, либо куда она придет, и выяснить нужно конечную (или начальную точку) не меняющегося день ото дня маршрута. Для этого нужно расставить вокруг точки камеры, которые запишут все, что увидят. Ночью нужно будет сесть и внимательно отсмотреть материал (игра милосердно убирает с пленок все, кроме минуты, когда белка бегает по вашему участку леса), прикинуть, куда белка побежала из поля зрения камер, и на следующий день расставить их так, чтобы узнать ее дальнейший путь. В зависимости от задания, нужно либо делать скриншот кадра, где есть белка, либо фотографировать беличий схрон, а потом отправлять изображение по сканеру начальству.

 

Делать все это поразительно интересно. Когда расставляешь камеры, как силки, чувствуешь себя охотником; когда, ссутулившись за компьютером, на медленной перемотке пытаешься углядеть, не мелькнет ли где хвост или лапа – совершенно в этом уверяешься. «Nuts» позволяет крутить эти механики максимально свободно: если вы можете увидеть белку на панораме, показывающей поллеса, игра никак не помешает вам выставить камеру настолько далеко (в магнитофоне есть функция укрупнения, так что даже если начальница откажется принимать ваш снимок, можно просто тут же его чуть-чуть увеличить), что иной охотник и с прицелом бы не справился. Если вы дуриком выбредете на гору орехов под дальним кустом еще до расстановки всяких камер – игра квест без вопросов засчитывает. Доверие к игроку пробуждает ответное доверие: быстро начинаешь ходить по лесу будто в сапогах, заглядывать за валуны, прикидывать, откуда обзор лучше, и только что обслюнявленным пальцем направление ветра не меряешь.

 

«Nuts» справедливо ругают за дурной, неинтересно развивающийся и черт знает чем заканчивающийся сюжет, но, в конце концов, не то ли самое можно сказать и об охоте.

 

Антон Серенков

 

 

 

 

 

 

Обложка: Showtime

 
Поделиться
Сейчас на главной
Показать еще   ↓