Лучшее эссе о молодости 2019 года

Люди 28.03.2019

В феврале-марте редакция «Как тут жить» проводила конкурс на лучшее эссе про молодость. Нам пришло четыре десятка текстов. Все – чудесные, некоторые прямо очень хорошие. Но одно было лучше всех.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Меня зовут Полина, мне 19, я из Слонима.

 

С одноклассниками я не особо ладила. В последний раз виделась с ними на Новый год пару лет назад. Тогда моя одноклассница закрылась со мной в комнате и попросила научить ее целоваться. Потом вышла и всем сказала, что я блевала, поэтому мы не открывали. Больше я с ней не общалась.

 

В Слониме особо нечего делать, поэтому, когда я была в девятом классе, у меня начались первые отношения с одиннадцатиклассником. Свободное время мы посвящали друг другу, хотя оба понимали, что осенью нам придется попрощаться, молодого человека ждало поступление. Но для влюбленной школьницы нет никаких преград, поэтому я решила тоже поступать. Мне приглянулась специальность архитектуры в архитектурно-строительном. Записалась на летние курсы по рисунку с нулевым начальным уровнем. Мама меня полностью поддерживала, хотя говорила, что не поступлю. 210 человек подали заявки на 25 бюджетных мест, и, о чудо, я была на 15-й позиции по баллам. Так в 16 лет я переехала в Минск.

 
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

В Минске, куда не плюнь, точно попадешь на кроссы какому-нибудь моднику или дизайнеру, а это, извините, баленсиаги.

 

 

 

 

 

 

 

 

 
 
 

 

 

 

Минск мне показался каким-то мегаполисом, я даже от Площади Победы до Якуба Коласа на метро ездила. Я жила в общежитии в комнате с двумя девочками – Ирой и Таней. Одна была очень скрытная, постоянно ходила за молоком и возвращалась с засосами, а со второй мы ладили, но толком не общались, потому что после занятий я бежала на встречу к своему «суженому». После первого семестра отношения с парнем стали сходить на нет из-за нездоровой ревности. Я даже не могла губы накрасить, потому что «алый цвет губ показывает сексуальное возбуждение, тем самым призывает самцов к спариванию». Это не могло долго продолжаться, и мы попрощались, что было очень болезненно для нас обоих. С тех пор я избегаю отношений и мальчиков с влюбленными глазами.

 

Я начала близко общаться с одногруппницей Женей, которая казалась плохой компанией, но на тот момент это было то, что нужно. В общаге мы продержались до начала второго курса. У нашей соседки был др, и мы решили сделать ей сюрприз: купили подарки, тортик и бутылку вина. Вот мы счастливые сидим на ковре, едим тортик, пьем вино из кружек и, конечно, клянемся друг другу в вечной дружбе (все по правилам общажной романтики). Ну а сразу после этого мы написали объяснительные.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

На следующий день нас вызвали к заву по воспитательной работе. Ее уже уволили, так что можно сказать: она совсем дикая была. Не щадила ни взрослых, ни детей, ни котиков, ни даже украинцев. У нас учился один парень из Луганска, и эта женщина писала прошение о его депортации. Хотя он обычный парень, косячный, конечно, но не больше остальных. Тогда для него все обошлось только отчислением, но мы до последнего не верили, что нас реально выселят, поэтому жилье я чуть ли не в последний день нашла.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Моя одноклассница закрылась со мной в комнате и попросила научить ее целоваться. Потом вышла и всем сказала, что я блевала, поэтому мы не открывали.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Переехала на квартиру в Курасовщину, в комнате жила с девочкой, которая называла себя волчицей. Потом она переехала, и появилась другая, которая постоянно пыталась меня как-то задеть, чтобы самоутвердиться. Мне почему-то было ее жалко, и я всегда молчала.

 

Этим летом, когда искала новое жилье и обзванивала разные объявления, наткнулась на парня, который жил в общежитии и предлагал пожениться, чтобы он смог прописать меня в своем общежитии. Но мне в тот день очень повезло: я утром начала обзванивать, а вечером уже вещи перевезла на новую квартиру. Вообще, с жильем в Минске очень сложно. Пожалуй, проще найти жилье через сторис в инсте, чем через агентство.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

В начале второго курса мы с Таней из общежития катались на велосипедах по парку Горького. Таня с резкого склона влетела в тую, разбила велосипед на две части и свое лицо, зато туя не пострадала. Мы вызвали скорую. По дороге в больницу выяснилось, что врач-то на самом деле дизайнер одежды, а медицина – это так, хобби. В Минске, куда не плюнь, точно попадешь на кроссы какому-нибудь моднику или дизайнеру, а это, извините, баленсиаги.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

В больницах очень забавно и познавательно. Пока врач осматривал мою подругу, пожилая санитарка принесла мне куртку врача и сказала надеть, а то он не женатый. Санитар рассказывал, как его МАЗ переехал, а водитель скорой угощал котлетами. Пока это все продолжалось, мое общежитие закрылось, и женщина на посту охраны постелила мне на диване в рекреации для посещений. До сих пор горжусь, что провела ночь в больнице и мне понравилось.

 

В палате с моей подругой лежала симпатичная молодая девушка, но почему-то обнаженная и привязанная руками и ногами к кровати. Она не замолкая кричала, что голодная. Я как-то пыталась ее покормить, но побоялась, что она мне пальцы откусит, больше я к ней не подходила.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

В Минске проще найти жилье через сторис в инсте, чем через агентство.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Вообще, мне всю жизнь везет на своеобразных людей. В школьное время две пожилые женщины вечно орали, что я ведьма, гречку под порог сыпали, даже полным мусорным пакетом били. Сейчас просто люди в городе докапываются: то я почему-то тучами управлять не умею, то мне на войну нужно, а как-то на остановке меня обматерили и плюнули в лицо.

 

Прошлым летом мы с Женей гуляли по городу, и к нам подошла пара: парню 30 лет, девушке 27. После недолгого разговора они признались, что извращенцы, и попросили посмотреть, как они занимаются сексом. А нам-то не жалко. В общем, поехали мы к ним домой. Напротив кровати стоял стол. Мы сели, нам дали виски. Но на посмотреть все не ограничилось, пара попросила давать им указания, что делать, как в Sims. Потом мы еще поболтали с ними и поехали домой. Больше мы их не видели, правда, они как-то писали и звали на шашлыки, но нам хватило, спасибо.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Маньяки в общественном транспорте, как бы смешно это ни звучало, существуют. Я знаю, что многие девушки сталкивались с этим, и это нужно афишировать. Ненормально, что люди позволяют себе пользоваться забитым общественным транспортом, чтобы потрогать тебя за задницу!

 

Моей знакомой как-то в метро на шее засос огромный поставили, и она просто вышла на ближайшей станции. Я так смеялась и одновременно была возмущена произошедшим. Мол, как так, почему ты его не остановила, не заорала, в конце концов. И буквально через пару дней в забитом до отказа троллейбусе какой-то дед начал распускать руки. Слезы на глазах, а сделать я вообще ничего не могла, и страшно, и закричать стыдно. Конечно, я вышла на следующей остановке, но он следовал за мной из троллейбуса в троллейбус, потому что видел, что я боюсь и ничего не предпринимаю. Так вот, девочки и мальчики, не бойтесь, кричите, угрожайте милицией, только не терпите.

 

 

 
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

К нам подошла пара: парню 30 лет, девушке 27. Они признались, что извращенцы, и попросили посмотреть, как они занимаются сексом.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Живу я как среднестатистический студент: когда курсовые делаю, когда по выставкам хожу, когда в кино, когда тусуюсь. В плане покутить считаю себя универсальным человеком. Люблю поплясать на Зыбицкой, поблистать на «Мечте» или просто дома поболтать. Единственное, что не люблю, – флеты и клубы.

 

Многие видят Зыбицкую, как какой-то бордель, а я туда даже маму водила. Мне и самой не нравится, когда кто-то пытается подкатить, угощая коктейлями: появляется чувство, что ты что-то должен человеку. В этом плане очень клево тусить в гей-клубе. Вот там действительно здорово: орешь песни Бузовой и танцуешь для себя, зная, что никто не пристроится сзади.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Деньги я начала зарабатывать с лета второго курса. Тогда я продавала шарики на Зыбицкой. Просто как-то купила шарик, потом за ненадобностью его продала, еще и подороже. Вошла во вкус и стала так делать почти каждые выходные по ночам. Раньше на шариках за ночь можно было рублей 150 поднять, сейчас их совсем не берут.

 

Это не единственная моя серьезная работа. Прошлым летом пыталась устроиться официанткой в ресторан на Площади Победы. Однажды шеф-повар пришел в свой выходной день просто в дрова. Начал мне и другим официанткам рассказывать во всех подробностях, что бы он с нами делал, потом деньги раздавал. До сих пор какие-то неприятные ассоциации с заведением, но ребята там клевые были. Зато теперь я знаю сервировку стола и другие мелочи: нужно уметь из всего извлекать опыт. Сейчас я работаю в строительном магазине и умею кататься на грузоподъёмной машине. Пожалуй, это все мои достижения на сегодняшний день.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Многие видят Зыбицкую, как какой-то бордель, а я туда даже маму водила.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Еще я работала волонтёром в «Юнихелп». Это было совсем несложно, просто собирала деньги в торговом центре для больных детей. Еще я занималась волотерством на Brands Fashion Show и Fashion Week. Мне нравилось участвовать в самой кухне мероприятия. Это интереснее, чем просто сидеть в зале и разглядывать, кто в чем пришел. Так я две недели гонялась за какой-то белорусской зоркой, чтобы отдать приглашение и две пары носков от Mark Formelle. Мне так и не удалось его словить, так что носки оставила себе.

 

 

 
 
 

 

 

 

 

Чувак из «Пошлой Молли» говорил, что в Минске очень стильная молодежь и от нее прикольно пахнет. Ларин на стендапе говорил, что везде девушки ведутся на деньги, а в Беларуси на еду. Только вот один еврей сказал мне, что я не похожа на белоруску. И даже не потому, что я темненькая с еврейским носом, а потому что я слишком счастливая хожу. Он сказал, что видел в метро много девушек, и они все грустные. Так что давайте как-то повеселей, ребята.

 
 
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Ларин на стендапе говорил, что везде девушки ведутся на деньги, а в Беларуси на еду.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Сейчас для меня самое главное –  стать полностью самодостаточной и заниматься тем, что нравиться. Мне постоянно хочется чего-то нового, поэтому я не вижу себя на постоянной работе 20 лет, как проработала моя мама. Летом я получу диплом, и это прям какая-то новая ступень в жизни. Было бы здорово, если бы меня опубликовали, а то про младшего брата летом на Тутбае писали, потому что он сто баллов на ЦТ по двум предметам набрал. Если он смог засветиться благодаря своим мозгам, почему бы мне не засветиться благодаря социальной жизни.

 

 

 

 

 

Фото: instagram.com/pol.ot.no

Поделиться
Сейчас на главной
Показать еще   ↓