Дружите с нами
в социальных сетях:

Срочно в номер: молодые журналисты – о режиме дня, походах в баню и работе

Люди 05.08.2015 7

В этом году на специальность «журналистика» в БГУ проходной был 382 балла, такого давно не было. Корреспондент «Как тут жить» поговорил с теми, кто журфак уже закончил, о том, что интересного можно узнать во время учебы и как они теперь живут.

 
 

Евгений Казарцев

 
Самое интересное, что я слышал на журфаке, – это люди, как в негативной, так и в положительной коннотации. Чаще в негативной, потому что большинство студентов журфака из-за раздутого набора крайне глупы. У меня была хорошая преподаватель английского языка – Алена Попова, которая сказала, что все СМИ ангажированы. А я до 16 лет был уверен, что независимые СМИ есть.
 
После учебы я устроился на работу, сейчас я специальный корреспондент МИА «Россия сегодня» в минском корпункте. В «Россия сегодня» я пишу, в основном, про политику, культуру и общество.
 
Поступал я на журфак с ощущением того, что журналистика – это то, что меняет мир. Еще это сбор, обработка и распространение информации. К концу обучения я пришел к выводу, что сегодня журналистика – обработка данных, а медиа транслируют те ценности, которые близки их аудитории. Благодаря СМИ человек ощущает общность с другими людьми. Мои представления о журналистской деятельности, которые сформировались за весь период обучения, и моя нынешняя работа совпадают. Сейчас я занимаюсь тем, что обрабатываю данные и преподношу их большому количеству людей.
 
Хорошо, когда есть много новостей, а то бывает, сидишь и пытаешься хоть что-нибудь написать. Так что для белорусского журналиста чем ближе к выборам, тем идеальнее рабочий день.
 
 
 
 

 

 

Маргарита Моторева

 
Мне нравились пары по когнитивной лингвистике. Оказалось, что в каждом литературном произведении любой символ и знак означает что-то невероятное и несет определенный смысл. Допустим, если действие происходит на мосту, то это переломной момент! Я никогда не думала, что по таким вещам можно еще в начале произведения понять, что будет дальше.
 
Сейчас я редактор отдела в детской газете «Зорька». Пишу материалы и делаю фотографии к ним. Из-за того, что сотрудников у нас мало, а мероприятий много, один человек делает все. Еще я наполняю наш сайт, отвечаю на письма, вместе с моей коллегой ведем аккаунты газеты в соцсетях. Помимо этого я работаю стиль-редактором на Relax.by. Я думала, что буду работать в издательстве – читать тексты авторов, выбирать те, которые подойдут для публикации. Пока так не получается. У нас большинство издательств учебной направленности – учебная литература, сборники для школьников. Мне эта тематика не очень интересна, мой идеал – российское издательство «Самокат», которое издает детскую литературу.
 
Был период, когда я работала в учреждении, где был нормированный рабочий день, для меня это было смерти подобно. Ты должен работать, когда у тебя есть чем заняться. Если есть задание, то ты можешь хоть до ночи просидеть на мероприятии, а потом сделать обалденный материал!

 

 

 

 

 

 

Елена Васильева

 
Из полезного в университете: на лекциях по праву нас учили с лингвистической точки зрения разбирать жалобу, которая выдвигается в адрес журналиста. Я работала в «БелГазете», а там язык изложения саркастический, и кто-нибудь легко может сказать, что ты опорочил чью-то честь и достоинство. С помощью словаря Ожегова можно доказать, что значение этого слова не несет негативной коннотации, а значит, ты не совершал то, в чем тебя обвиняют.
 
Я работаю со второго курса, поэтому знаю, какая у нас медийная ситуация, розово-сиреневых очков у меня не было. Я делала спецпроекты для ОНТ «Давай поженимся», «Обмен женами», «Один против всех», работала в «БелГазете». Сейчас я корреспондент Relax.by. У нас всего два журналиста, так что я пишу на разные темы.
 
Если ты приезжаешь на работу к 12 дня, то ты очень галимый журналист. Ты встречаешься с людьми, бегаешь по мероприятиям, а потом получаешь большое удовольствие от написания текста. Связи, пожалуй, главное, что дает журфак, а с ними и ненужную лояльность. Приходишь в пресс-центр, как на встречу выпускников, знаешь каждого второго из присутствующих и понимаешь, что к абстрактному корреспонденту «СБ»  ты бы относился с сомнением и недоверием. Но если там работает твой одногруппник, который априори крутой, начинаешь думать: может, и не так плоха газета, как ее малюют, ну, там же мой одногруппник, он не может написать плохо или плохое! С другой стороны, каждый автор опусов про «пятые колонны» – чей-то одногруппник.

 

 

 

 

 

Андрей Макаров

 
Сам журфак мне практически ничего не дал. Все необходимые знания пришли ко мне из практики и благодаря самообразованию. Во время учебы я познакомился с верстальщиком, мне понравилось, как он работает. Помню, скачал программы по верстке и самостоятельно изучал их. Так все хорошо пошло, что потом работал верстальщиком. Другие профессиональные вещи – принцип интервью, журналистскую подачу – я подсматривал в телепрограммах с такими журналистами, как Познер.
 
Я всегда знал, что, просто закончив журфак, стать звездой нельзя. Такого не бывает. Раньше я работал журналистом, фотографом, верстальщиком в «БелГазете», спортивным журналистом в газетах «Прессболл», «Все о футболе», фотографом на Relax.by. Когда я работал в «БелГазете», то с понедельника до пятницы писал и фотографировал, в субботу и воскресенье верстал. В единственный выходной, понедельник, к шести утра я завозил материал в газету, потом спал до двух дня и во вторник снова выходил на работу.
 
Вот история. Уволился у нас из газеты фотограф. Причем, насколько я помню, как-то неожиданно уволился. Во всяком случае, я про это вообще ничего не знал. Фотографы тогда были штучным товаром и найти более-менее прилично снимающего человека было сложно. Тогда меня позвал главред и говорит: «Можешь фотографировать?» – «Ну, как все. На кнопку нажму». – «На, будешь фотографом». И положил на стол камеру. Я втянулся. Настолько, что однажды перестал считать себя журналистом и начал называться фотографом. Сейчас работаю старшим инспектором центра пропаганды и социокультурной деятельности минского городского управления МЧС и особо не связан с журналистикой. Я занимаюсь пиар-работой – привлечение СМИ, налаживание связей с масс-медиа, пишу тексты про МЧС.
 

 

 

 

Анна Ефременко

 
Внештатно я работала еще студенткой журфака. После окончания университета я устроилась в Art Corporation, в дирекцию фестивалей «Лiстапад» и «Теарт». Было еще много параллельных работ: как известно, журналиста ноги кормят, так что часто приходится крутиться больше, чем хотелось бы, иногда даже больше, чем можешь. После «Лiстапада» два года проработала шеф-редактором журнала «Сапиенс». А с февраля этого года я главный редактор Relax.by.
 
Слабо помню, как представляла себе профессию до поступления. Помню, что вообще ничего не знала о работе на ТВ и в онлайне. Представляется все всегда идеалистично и весело. На деле же все весело, но не так идеалистично. Некоторые пары оказались полезными уже после окончания института, например, то же авторское право, на котором мы штудировали законодательство. Пару раз я даже возвращалась к конспектам лекций в разных рабочих ситуациях.

 

 

 

 

Екатерина Карпицкая

 
За время учебы я успела поработать и на радио, и на телике, и в журнале. Мы даже делали собственный альманах и блог о театре «Двери». На последнем курсе в погоне за большим заработком я ринулась в агентство, которое занималось рекламой в интернете. Там я получала неплохую зарплату, даже в «далярах», но каждый день ощущала себя не в своей тарелке. Сейчас я работаю в своем родном городе в двух газетах, параллельно мы делаем передачу о рок-музыке «Rock Stars» на БелМузТВ, где я числюсь редактором. Приходится приезжать в Минск на выходных или работать удаленно.
 
Я работаю в государственном СМИ, и там не закрывают рот, как я думала раньше. Я могу критиковать, запускать свои проекты, и, что главное, даже помогать публикациями людям. И это, наверное, главная отдача от моей работы.
 
 

 

 

Александр Чернухо

 
У меня была традиция пересдавать третий экзамен в летнюю сессию. На втором курсе это была профессиональная этика журналиста. И вот я пересдал экзамен, и мы с ребятами отправились отмечать в баню, которая находилась неподалеку. В то время это было место скопления студентов журфака. Так получилось, что там мы встретили наших преподавателей, которые провожали с журфака Бориса Стрельцова, патриарха белорусской журналистики. Когда все были в хорошей кондиции, Стрельцов меня обнял, показал на заведующего кафедры телевидения и радиовещания и сказал: «Не слушай ты этого ***** (болтуна – прим. редакции). Все эти радио, телевидение – все ***** (ерунда – прим. редакции). Друкаваныя СМИ – вот это сила». И я считаю, что печатные СМИ – это самая широкая специальность, которая дает журналисту максимум профессионального опыта, возможность работать в любой смежной сфере. Чтобы печатному журналисту работать в интернете, нужно не так уж много времени, чтобы перепрофилироваться.
 
Моим первым местом работы была «Народная газета», я проработал там четыре года – от спецкора до редактора отдела новостей. Потом я стал главным редактором портала Ultra-Music. Работал в журнале Where Minsk два года, а после него ушел в Onliner.by, где работаю и по сей день корреспондентом раздела «Люди».
 
Журналистскую деятельность я именно так себе и представлял, как работаю сейчас. Но в силу возраста был какой-то налет романтизма. Казалось, что ты будешь заниматься только крутейшими темами, разоблачать всех. Сейчас ты осознаешь, что хорошая тема – на вес золота, и не всегда ее можно найти. Мой идеальный рабочий день – это когда тебе все отвечают на звонки, ты со всеми договариваешься и твои ожидания от спикера совпадают с реальностью.
Поделиться
Комментарии
Показать комментарии (7)
    Отправить
      Сейчас на главной
      Показать еще   ↓