Дружите с нами
в социальных сетях:

Какие мальчики нравятся школьницам, как дела в поселке Шмаляево и многое другое

Что почитать, посмотреть и послушать в последние июльские выходные.

 

 

 

 

 

Альбомы «the брутто» и «theВесъ»  

Каспийский груз

2015-й год, кажется, навсегда закрепится в сознании слушателей русскоязычного рэпа как год «переворачивания игры». Считается, что сложные рифмы рэпера Оксимирона и сложная музыка рэпера Скриптонита разом повысили уровень требований к музыке артистов, и теперь они все будут работать с двойной отдачей. Однако есть ощущение, что подлинная революция произошла вообще не там, куда все смотрят. В 2013-м году азербайджанская группа «Каспийский груз» выпустила остроумный альбом с гениальным названием «Рингтоны для зоны», в котором склеила обычный для хип-хопа мир мелкой преступности с сентиментальностью шансона. За следующие три года свой метод группа отполировала до блеска: их «пиджакикостюмы», «Сторона А/ Сторона Б» и гора отдельных песен состоят почти на 100% из смешных, корявых, грустных и пронзительно точных афоризмов о жизни вовсе не преступников или рэперов, а вообще всех людей.

 

Выпущенные в июле друг за другом два сольных альбома обоих участников «Каспийского груза» по мере сил расширяют звук группы, но остаются верны все той же густой, в литературном отношении блестящей, а в смысле актерской игры – чрезвычайно убедительной текстовой политике. «Я бы уплыл за тобой в любое море, кроме Эгейского, кроме Эгейского – из-за названия гейского», «и если ты родился  в рубашке, то я – как сказать – наверное, родился в носках», «это Огнестрельский район, поселок Шмаляево», «пока есть болезнь, созвучная с концовкой белорусских фамилий» – и так полтора часа. Альбом Брутто отчетливо получше, зато ВесЪ – злее и целую песню читает про Кобейна. Открывается все грандиозным мутантом из как будто сыгранной группой «4 позиции Бруно» песни «Голуби летят над нашей зоной», рэпом и стадионным роком. В общем, романтических и мужественных песен на русском языке лучше в этом году не было.

 
 

 

 

 

 

 

 

 

 

Фильм «Суспирия»

Режиссер Дарио Ардженто
 

В прокате идет «Неоновый демон» Николаса Виндинга Рефна – кровавая сказка из жизни девушек-ангелочков. Наследник сразу нескольких традиций, тут Рефн отчетливо ступает на территорию Дарио Ардженто – режиссера, придумавшего совмещать вычурную, патологично конфетную красоту картинки с таким же вычурным безобразным насилием.

 

В открыточного вида пансион для юных балерин приезжает американская ученица. Встречает ее стена ливня и бегущая от пансиона куда подальше девушка. Американка, пожав плечами, идет к себе в комнату, а зрителя заботливо ведут за ручку показать, что потом с девушкой произойдет – а произойдет ужас что. Сюжет «Суспирии» можно было бы рассказать минут за пять, и до нормального хрометража фильм растягивают продолжительные, совершенно неправдоподобные и творящиеся будто в липком кошмаре убийства и тоже заторможенные разговоры в интерьерах, которыми и сейчас Уэс Андерсон мог бы начинять фильмы без изменений. Все цвета у Ардженто не то что яркие, они как будто специально подобраны, чтобы их звучнее было произносить: не красный, а алый, пурпурный и все в таком духе. Структуру «Суспирии» потом растиражировали до смерти тысячи слэшеров, но редко кому удавалось создать хотя бы одно на фильм настолько фантасмагорическое убийство, какие у Ардженто творятся все время.

 

 

 

Сериал «Очень странные дела»

 

В уездном городе N в штате Индиана уже давно не происходило ничего выходящего из ряда вон: самоубийства, ограбления, что угодно еще – обо всем этом нынешний шериф, которому отсутствие дел не мешает устать от жизни, вспоминает не без труда. Все меняется, когда у продавщицы местного универсама пропадает ребенок, не успевший закончить игру в «Подземелья и драконы». Друга шерифа из местной забегаловки находят застрелившимся (или застреленным) в висок, а где-то по городу рыскает бритоголовая девочка с татуировкой на руке, везде мигают лампочки. Местные четвероклассники-зубрилы считают своим долгом этот бардак остановить.


Несмотря на то что в пересказе «Очень странные дела» не напоминают что-то конкретное, в процессе просмотра вы сможете поймать себя на том, что просто захотите выкрикнуть название фильма, о котором только что вспомнили из-за той или иной сцены. Лавирующий между блистательными экранизациями Кинга, добрыми сказками Спилберга и временами чуть ли не комедиями Джона Хьюза, сериал с легкостью из собрания всего, что можно было утащить из 80-х, становится этими самыми восьмидесятыми во плоти: если там в 1981 году поминают The Smiths, то значит, так оно и надо. «Странным делам» даже в сериях, где ничего не происходит, удается нагнать жути и заставить смотреть дальше – вплоть до неоднозначного финала, который гораздо проще принять, если и его считать очередной киноманской отсылкой. 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Графический роман «Patience»

Дэниэль Клоуз

Дэниель Клоуз, американский художник и сценарист, написал и нарисовал кучу классных комиксов, но известен преимущественно благодаря подростковой слэкер-истории «Призрачный мир», по которой потом еще сняли фильм с молодой Скарлетт Йоханссон и чуть ли не дали ему за это «Оскар». Недавно у Клоуза вышел роман-долгострой «Пейшенс» – ярчайший психоделический трип на сто с лишним страниц и амбициями стать самым упоротым комиксом этого года. Спустя 20 лет после того, как у мужика-неудачника неожиданно убивают любимую беременную жену, а расследование заходит в тупик, он внезапно находит машину времени и отправляется в прошлое, чтобы это все предотвратить. Правда, путешествия во времени в данном случае действуют примерно как ЛСД, смешанный с алкоголем, а наш герой совсем не в ладах со своими эмоциями, поэтому весь план практически сразу летит в тартарары, и начинается дикое и депрессивное приключение в прошлом и будущем на грани безумия и смерти.


Как и в случае с сериалом «Stranger Things», здесь Клоуз фактически признается в любви сюжетам про путешествия во времени, используя чуть ли не все ходы и клише этого жанра. Правда, если создатели сериала копировали подчистую, то здесь автор переворачивает все с ног на голову. При желании тут можно увидеть отсылки как и к «Сумеречной зоне» с «Назад в будущее», так и к чему-то более современному вроде «Петли времени» или «Патрулю времени» (не с Ван Даммом, а тем, что «Predestination»), только извращенными местной безбашенностью и злобным цинизмом. Впрочем, несмотря на все перечисленное (а также обилие мата), эта история о выборе, предназначении, преданности и, конечно же, любви не кажется мрачной или жалкой (хотя поначалу немного кажется), а выглядит вполне себе духоподъемной.  В общем, прочитайте «Пейшенс» до того, как ее экранизируют с каким-нибудь Райаном Гослингом в главной роли, чтобы потом кидаться спойлерами и не волноваться.

 

  

 

 

 

 

 

 

 

 

Игра «I am Setsuna»

 

Молчаливый наемник получает задание найти и убить девушку, отправленную на заклание монстрам. Разумеется, он этого не делает, а вызывается в команду, сопровождающую девушку в последний путь. «I am Setsuna» отсылает к гигантскому (и минимально известному у нас) сектору японских ролевых игр 90-х. Оттуда игра взяла свою сейчас редкую боевую систему: наносить удары и использовать заклятия можно только после того, как заполнится до краев полосочка хода, причем действовать нужно быстро, иначе ход расплещется через край и противник ударит первым. Оттуда же миленькие модельки героев, миленькие заснеженные леса, поля, дома и злобные враги-пингвины, обретающиеся тут и там.

 

Как это обычно бывает, заграничная пресса либо игру нахваливает за навеянные приятные воспоминания, либо ругает за вялый пересказ чужих историй. Дело же, однако, в том, что удовольствие «I am Setsuna» приносит и без каких-либо дополнительных знаний. Боевая система пусть и странная, а все-таки со множеством интересных нюансов (да и вообще ее можно отключить), ощущение сбывшегося японского аниме про принцесс, воинов и магических чудовищ очаровывает и затягивает.

 

 

 

  Статья о современном состоянии постеров для тринадцатилетних девочек

 

Половина американских подростков пользуется приложением Musical.ly. Приложение позволяет записывать короткие ролики с открыванием рта под играющие фоном песни, песни можно замедлять и ускорять, на видео накладывать фильтры и все остальное, что можно делать в подобных приложениях. Крайне увлекательная статья на американском «Elle» позволяет быстро разобраться с причинами успеха приложения и с жизнью людей, ставших благодаря ему звездами: несколько красивых мальчиков и девочек от 12 до 16 лет начали с кривляний под поп-хиты, а сейчас не могут спокойно съездить к бабушке в гости, чтобы обойтись без приставаний фанатов.

 

Тезис статьи такой, что если девочки, в общем, делают в Musical.ly все, как и в других соцсетях (танцуют, поют, красятся, наряжаются), то мальчики наконец могут вырваться из темницы изматывающих видео типа «как понравиться парню» и быть идеальным постером для влюбчивых школьниц, тоже танцуя, кривляясь и даже напевая, глядя зрительнице прямо в глаза, что-нибудь душераздирающе личное из репертуара Дрейка. Написано все блестяще, с горой деталей и вообще чрезвычайно убедительно. «У нее есть почтовый ящик для настоящих писем,  на который подписчики стали слать подарки. Довольно странные: поношенные сумочки или ожерелья с неподходящими именами. Ее мама поняла, что это потому, что дети не могут попросить у родителей денег на настоящий подарок и просто присылают собственные вещи».

 

Фото: kinopoisk.ru, pinerest.com

Поделиться
КОММЕНТАРИИ
Показать комментарии (1)
    Отправить
      Сейчас на главной
      Показать еще   ↓