Дружите с нами
в социальных сетях:

Самый интересный инстаграм и еще 5 развлечений выходных

Что послушать, посмотреть и во что поиграть в эти заслуженные выходные.

 



 

 

Альбом «A Deeper Understanding»  

The War on Drugs

 

Траектория группы The War On Drugs – одна из самых ярких историй успеха в небогатом на события инди-роке десятых. Начинавшаяся как тихий, исследующий грань между американой и эмбиентом проект мультиинструменталиста Адама Гранофского (собственно, «группой» The War On Drugs и сейчас является в основном потому, что в одиночку сыграть на сцене на шести инструментах одновременно Гранофски пока не может), группа в 2014 году неожиданно, кажется, даже для себя выбилась в лидеры лайнапов летних фестивалей с альбомом «Lost in the Dream». На альбоме обычные и чрезвычайно мастерские звуковые аппликации Гранофского были оформлены в длинные ритмичные песни с огроменными барабанами и гитарными соло, причем все это совершенно не выглядело как попытка наконец заработать денег, а наоборот смотрелось логичным шагом вслед за кумирами Гранофского: такие же барабаны стучали у Дилана на «Highway 61 Revisited», Нил Янг так же сипел, как сучий потрох, в хите «Rockin' In The Free World», ну а дураковатый синтезатор скрещивать с выпендрежными гитарами умела еще группа Dire Straits.

 

Новый альбом Гранофского «A Deeper Understanding» делает все то же самое, только теперь в его музыке не видно уже и швов: это час редко куда-то торопящегося, при этом почти все время работающего под зычно стучащую драм-машину, раскатистого рока с почти шугейзовыми запилами, трубами, губной гармошкой и текстами про «я увидел тебя на фоне реки Миссури, и мое сердце остановилось». Вопреки логике, доведение прежних приемов до предела вызывает не столько оторопь восторга, сколько недоверчивый, клинтиствудовский, если пользоваться системой координат альбома, прищур. Доведя свою музыку до совершенства идеально накачанного атлета из инстраграма, превратив «сердечный рок» Брюса Спрингстина в «фотошоп-рок» другой правящей летними фестивалями группы Tame Impala, Гранофски совершенно забыл что-то сделать с текстами своих песен. Они так и остались аморфными нерешительными потоками сознания, совершенно обычными и даже очень подходящими для эмбиент-шугейза, но странно смотрящимися в качестве громогласной площадной проповеди, с которой он вроде как выступает. Песня про Миссури, например, у Спрингстина через две строфы довела бы вас до слез, а Гранофски сложно даже сказать, чем ее продолжает.

 

Тут уже немудрено заметить, и что упомянутые соло и партии десятков инструментов (все волшебно, с хрустом и живой грязнотцой записаны и изумительно ясно сведены) в основном затыкают композиционные дыры слишком длинных для автора песен. Единственный прием, которым Гранофски всерьез владеет как сочинитель, – это постепенное нарастание напряжения, ведущего к однотипным шумным катарсисам. Мелодий с таким подходом на час не напасешься, поэтому приходится периодически запускать красивую гитару. Все это находится в разительном контрасте и с Диланом, которого было в его стадионные времена не заткнуть и который даже песни ни о чем превращал в сюрреалистические полотна Босха; и с истерическими свалками ревущих инструментов на тех треках Спрингстина, где он так сильно хотел шваркнуть по слушателю, что вообще не думал ни о какой «постепенности»; и с всегда соразмерным скупой поэзии исполнением песен Янгом. В качестве стилистического упражнения и «рока для тех, кто не слушает рок», «A Deeper Understanding» будет иметь огромное значение вплоть до того момента, когда кто-нибудь еще более сметливый не сделает звук классического рока еще ярче (четвертый альбом Tame Impala?), но в какой-либо канон гитарной классики с таким подходом пролезть будет сложновато.

 

А. С.

 
 

 

 

 

 

 

 

 

 

Фильм «Сью»

Режиссер Амос Коллек

 

В жизни Сью, красивой манерной женщины, живущей на Манхэттене, всё печально. Хозяин квартиры повышает аренду ровно в тот момент, когда потерявшая работу Сью ходит по безнадежным собеседованиям, и она не находит, что ему ответить, кроме искреннего «вы так добры ко мне». Сью до такой степени отчаянно страдает от одиночества, что с легкостью идёт на сексуальный контакт с бомжом-извращенцем из Центрального парка и спонтанно предлагает съехаться проститутке с соседнего перекрестка. И даже у хороших людей, которым героиня симпатична, вроде нового милого бойфренда-журналиста, не остается шанса излечить ее глубокую меланхолию: так вежливо и мягко она отвергает их помощь и заботу.

 

Главное достоинство «Сью», одного из лучших независимых американских фильмов девяностых, заключено в мастерстве исполнения: Амос Коллек рисует мир героини точными живописными штрихами, в результате чего грязь, холод и запах неприветливого Нью-Йорка с экрана становятся буквально осязаемыми. Героиня Анны Томсон, с её нежными жестами и грустной улыбкой, самым повседневным и, как следствие, самым трагичным образом теряет социальный статус и рассудок, и её история рассказана с такой интимностью, что, кажется, дыхание Сью чувствуешь на собственной шее.

 

Н. Л.

 

 

 

 Сериал «Peter Kay's Car Share»

 

Один английский супермаркет решает организовать для своих работников схему каршеринга, в результате чего грузный ассистент менеджера Джон начинает каждое утро подвозить на работу 35-летнюю продавщицу Кэйли, милую и одинокую. Во время поездок они разговаривают ровно о том, о чём разговаривают реальные работники супермаркетов (о коллегах и отпусках, о суевериях и сайтах знакомств), и смеются по пятнадцать минут над одной и той же доморощенной шуткой про Свинку Пеппу или японские ругательства. На обратном пути Кэйли иногда молча смотрит в окно и воображает себя главной героиней музыкального клипа на песню, играющую по радио.

 

Над каждой серией Car Share трудилось одновременно четыре сценариста, включая главного актера и режиссера Питера Кея – рекордсмена Гиннесса за самый популярный стендап-тур в истории. На первый взгляд, всё это звучит как издёвка: персонажи этого эфемерного сериала не говорят ничего остроумного, и он не похож ни на ситком, ни на серьёзную драму, а по первым сериям скорее напоминает странный филлер телеэфира. На самом же деле этот изящный до невозможности 10-серийный проект не просто работает в своем собственном жанре, но и на ходу изобретает новую, чисто телевизионную кинематографичность, независимую от достижений большого кино (нечто подобное до этого удавалось разве что Луи Си Кею в его «Хорасе и Пите», ну и Дэвиду Линчу). Обычный для телевидения формат «всё действие происходит в машине» в редкие и точные моменты раскрывает свои границы, чтобы персонажи могли помечтать и стать по-настоящему живыми, а в последние мгновения и вовсе превращается в некоторое подобие романтического мюзикла посреди автомобильной пробки, но только в сто раз более искреннего, реального и печального, чем «Ла-Ла Ленд».

 

 Н. Л.

 

 

 

 

 

 

Инстаграм с комиксами Bjenny Montero

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Бен Монтеро – парень из Монреаля, который за дешевой жизнью и теплым морем недавно переехал в Афины. Вероятно, вы могли видеть его работы, если следите за cовременной инди-музыкой – он рисовал обложку группе Pond, сайд-проекту участников Tame Impala, а также мерч и постеры для Мака Демарко.

 

Монтеро еще сыскал популярность благодаря своему инстаграму, куда он выкладывает короткие комиксы максимум в четыре панели, которые идеально помещаются в один пост. Бен рисует антропоморфных животных, которые похожи на персонажей из классического американского мультфильма «The Point!» и вообще всю подобную анимацию конца 70-х. Как и у многих подобных инстаграм-иллюстраторов, у него нет какого-то четкого сюжета и персонажей, а есть скорее ситуации и настроение. Животные в комиксах грустят, веселятся, отдыхают, едят пиццу, ходят на концерты, заботятся друг о друге, нюхают кокаин, ну и вообще живут разнообразной и приятной жизнью. Учитывая добрый, хоть и немного грустный настрой, комиксы Монтеро отчасти вписываются в так называемые wholesome memes – все еще ироничные мемы, но с положительным смыслом. Правда, Монтеро явно делает все искренне – вы только посмотрите вот на этот комикс, или вот на этот, или хотя бы на этот. Как такое можно делать с фигой в кармане?


Кстати, говоря о том, что талантливые люди талантливы во всем – буквально на этой неделе Монтеро выпустил свою первую песню, которая звучит как отличный оммаж на классический рок и напоминает как раз всех тех музыкантов, для которых он рисовал майки и обложки. 

 

К. М.

 

  

 

 

 

 

 

 

 

 

Игра «Ken Follet's The Pillars of the Earth»

 

Англия, XII-й век. Слишком много думающий на свой счет прораб ведет через зимний лес свою изголодавшуюся семью, как вдруг жена начинает рожать. В пещере неподалеку ютится семейство высококультурных охотников-собирателей в составе симпатичной брюнетки и ее сына-подростка. В монастыре по соседству братия устраивает склоку за освободившееся место приора, только чтобы монах-победитель обнаружил себя в центре серьезного внутриполитического скандала.

 

Книжка «Столпы Земли» английского писателя Кена Фоллетта у нас не особо известна, но у себя на родине является огромным бестселлером, по ней существуют серии настольных игр, а Ридли Скотт семь лет назад руководил ее экранизацией для телевидения. Начатая летом игровая версия «Столпов» (до весны выйдет еще два больших фрагмента, а там уже как получится) не притворяется похожей на сериал или приключенческое RPG, а честно выступает на поле подробных и чрезвычайно выразительных книжных иллюстраций, которым какое-то чудо подарило возможность двигаться и замирать по воле читателя. То есть это пойнт-энд-клик адвенчура, но с загадками, сведенными к минимуму, зачаточными мини-играми и с упором на то, что главное – это чтобы ни в одном квесте ни дай бог не случилось затыка.

 

Сложно сказать, не читая книгу, в какой степени точно игра следует тексту, но история в «The Pillars of the Earth» развивается быстро и гладко – насколько вообще может быть гладким повествование игры, в первый же час бросающей игрока в богословский диспут и в качестве основного средства взаимодействия с окружающим миром использующее красивую Библию, которую герой-монах все время носит за пазухой и по малейшему поводу лезет с ней сверяться. Сравнительно с теми играми, которые взваливают на себя одновременно и историю, и геймплей, подход «The Pillars of the Earth» сложно назвать иначе как трусливым, но, во всяком случае, когда довольно быстро обнаруживаешь себя сопереживающим героям и увлеченным локациями, пенять игре на амбициозность сил не находится. А когда вспоминаешь, сколько игр превращали потуги рассказать что-то жизненное и психологически правдоподобное в посмешище, хочется авторам игры за своевременные самоограничения сказать прямо спасибо.

 

А. С.

 

 

 

 Статья про теорию заговора в песнях Карли Рэй Джепсен

 

Голливудский сценарист Макс Лэндис, как и все остальные, узнал о Карли Рэй Джепсен в 2012 году благодаря ее хиту «Call Me Maybe», и так же, как и все остальные, отмахнулся от беззаботной девушки, исполняющей прилипчивый баблгам-поп, как от звезды-однодневки. В 2015 году вышел ее третий альбом «Emotion», спустя несколько месяцев Лэндис его послушал. Альбом ему сильно понравился, и он переслушал его десятки раз, и в какой-то момент заметил нечто очень странное, что, кажется, пропустили вообще все критики: тексты полюбившихся им сахарных поп-треков при вдумчивом прослушивании все как один оказались наполнены не слишком хорошо скрываемыми отсылками к одиночеству, болезненному наваждению и сердечным ранам. Ну и пусть, концептуальные альбомы никто не отменял, даже в непритязательной поп-музыке. Вот только при прослушивании ее предыдущих работ оказывается, что внешне беззаботная Джепсен вообще никогда ни о чем другом не пела, и даже во втором куплете «Call Me Maybe» Карли вместо ожидаемой романтики поет такое: «Ты мне не дал совсем ничего, и теперь ты стоишь у меня на пути».

 

В ироничном трейлере своего внушительного лонгрида Макс Лэндис в смирительной рубашке бахвалится, что сделал по-настоящему оригинальное открытие. Оказывается, мы все живем в одном мире с уникальной поп-звездой, которая поет исключительно об одной и той же вещи, снова, и снова, и снова, и зовут эту звезду Карли Рэй Джепсен. При этом само 150-страничное исследование лирики Джепсен, трек за треком, строчка за строчкой, похоже скорее не на записки поехавшего параноика, а на докторскую диссертацию. Лэндис тщательно конспектирует все повторяющиеся из песни в песню темы, мотивы и метафоры, и следит за тем, чтобы логические ошибки не закрались в его выводы; основной текст он дополняет важным вспомогательным материалом, вроде потрекового анализа альбомов Тейлор Свифт и Кэти Перри, и рассуждений о том, что многие тексты больших хитов 21-го века – полная бессмыслица из-за плохих переводов Макса Мартина со шведского. В конце концов Лэндису удается доказать совершенно фантастический на первый взгляд тезис: Карли Рэй Джепсен – это Сизиф из царства мёртвых, вынужденный рассказывать одну и ту же конкретную травматическую историю в каждой из своих песен.

 

Несмотря на довольно среднюю сценарную фильмографию, Макс Лэндис показал себя увлекательным рассказчиком в своих интерактивных видеоэссе про историю рестлинга и одну арку из комиксов о Супермене. Все уважающие себя лонгриды и так построены по законам голливудских сценариев, а в случае с «A Scar No One Else Can See» (это, конечно же, строчка из репертуара Джепсен) читатель в кои-то веки имеет дело с лонгридом, написанным натурально голливудским сценаристом. 150 страниц лэндисовской недодиссертации читаются на одном дыхании, они написаны в реальном времени погружения в «injeption» и содержат твисты, от которых идут мурашки по спине. Например, в тот единственный за все три альбома раз, когда Джепсен поет не о себе и не о парне, которым она одержима, а о какой-нибудь своей подруге — всё сводится к строчке «моя подруга живет на соседней улице, но мы не разговаривали уже пять недель». Из отдельных осколков душераздирающей поэзии Лэндис постепенно собирает вполне осязаемую и реальную историю разбитого сердца, но что с ней дальше делать, совершенно не понятно. Ведь дело не в том, что он первый вслушался в тексты певицы, а в том, что всё это время она вполне прямо пела о чём-то реальном и кромешно тёмном, но никто не захотел её услышать.

 

 Н. Л.

 

Фото:genius.com, AMKO Productions Inc., BBC One, Daedalic Entertainment, ascarnooneelsecansee.com

 
 
Поделиться
КОММЕНТАРИИ
Показать комментарии (5)
    Отправить
      Сейчас на главной
      Показать еще   ↓