Дружите с нами
в социальных сетях:

Булгаков, самоубийства и другие развлечения выходного дня

Что посмотреть, почитать, послушать в эти ветреные выходные.

 

 

 

 

 

Альбом «Coloring Book»

Chance the Rapper

Шесть лет назад уже, казалось, сдувшийся рэпер Канье Вест выпустил альбом «My Beautiful Dark Twisted Fantasy», на котором он не делал бит, читал рэп или даже пел, как раньше, а делал все сразу, валил в кучу все стили, какие мог вспомнить, и склеивал Афекса Твина с песнями белого фолк-музыканта Джастина Вернона. Года через три-четыре начали подтягиваться альбомы, вдохновленные опытом Веста. Чем дальше, тем больше замахивающиеся на кроссжанровые, серьезные и глубокомысленные альбомы-высказывания кендрики ламары звучат даже и лучше самого Веста. «Coloring Book» – один из таких альбомов. Это почти час мелодичного психоделического соула, сползающего то в джаз, то в трэп, с часто врывающимся (и изумительным) хором, теплыми, как будто из 60-х, гитарами, духовыми, струнными, разнообразным и всегда бодрящим битом, ну и с что-то такое забавное читающим и поющим рэпером Ченсом. Все это рэпер уже показывал на прошлогоднем альбоме своей группы Social Experiment «Surf», только там он читал совсем мало, зато много играл на трубе его друг Донни Труба (это псевдоним, а не похабный эвфемизм). Если слушать альбомы встык, то получится неровная, местами слишком сладкая и недраматичная, но вполне захватывающая дух картина переливчатой, возвышенной и одухотворенной (Ченс часто просто шпарит про Бога, Библию и всякое такое) негритянской музыки XXI века.
 
 

 

 

 

 

 

 

 

 

Фильм «Морфий»

Режиссер Алексей Балабанов
 

125 лет назад родился писатель Михаил Булгаков – один из самых неудачливых при жизни великих писателей межвоенной эпохи, но также, вероятно, самый хорошо сохранившийся и полностью понятный без особой подготовки (достаточно вспомнить, что Джеймс Джойс старше Булгакова на девять лет, а Владимир Набоков на восемь моложе). Молодой врач приезжает в провинциальную больницу, где от сбежавшего от революции врача-немца осталось идеальное оборудование и порядок во всем, и между делом, чисто в медицинских целях начинает принимать морфий. Главная находка сценария Сергея Бодрова – привязка мелькающих в одноименном рассказе Булгакова дат дневниковых записей к тому, что творится за пределами скатывающегося в кошмар сознания наркомана, в нашей реальности. Чуть не розовощекий (но представляющий себя, естественно, исстрадавшимся и все познавшим) герой прибывает в больницу сразу после Февральской революции, все лето 1917-го теряет человеческий облик, а к тому моменту, когда большевики перейдут к Красному террору, одно воспоминание о прежней жизни повергает его в ужас. Режиссер Балабанов на таких прямолинейных конструкциях проявлял свой талант лучше всего, и «Морфий» из его фильмов сопоставим по силе разве что с первым «Братом». 

 

 

 

 

Сериал «Бедные люди»

 

Неприятный, сильно и некрасиво пьющий тридцатилетний писатель никак не может пристроить в печать свой второй роман, еще более претенциозный и скучный, чем первый. Тетешкающийся с ним из уважения к памяти его покойных родителей издатель предлагает для начала написать автобиографию за селебрити Ольгу Бузову. Писатель после нескольких неудачных попыток самоубийства соглашается. «Бедные люди», как и любой, например, американский сериал второго ряда, опирается на проверенные клише персонажей и много раз использованные сюжетные арки и, как и любой хороший сериал, делает каждого персонажа неповторимо идиотским и ярким, как конфетный фантик. Как, например, и американским ситкомам второго ряда, сериалу не хватает редактуры. Собственно, простое сокращение числа серий с 17 до 10 улучшило бы его даже не вдвое, а уж если бы авторы вовремя сообразили сделать главной линией не работу писателя на Бузову (хотя все их сцены смешные, и сама Бузова бесконечно забавна в своей пластмассовой неумелости), а роман в духе Достоевского между затюканным братом писателя и помешанной на народных танцах стриптизершей с золотым сердцем, то получилось бы просто волшебно.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Комикс «Hildafolk»

 

Британский иллюстратор Люк Пирсон последние пять лет рисует книжки комиксов про Хильду – маленькую девочка, которая живет с мамой в исландской глуши и постоянно пытается найти общий язык со всеми сверхъестественными созданиями, которые никак не дают им покоя. Пирсон – фанат исландского фольклора, в частности, мифа о скрытых жителях (по-исландски – huldufolk), маленьких эльфах, заманивающих людей в коварные ловушки. Все эти создания очень хорошо задают тревожный и страшный, но довольно добрый тон комикса с нетипичными шутками, которые почему-то напоминают сериал «Сайнфелд» – деревянный человек из первой книжки практически Крамер, только неразговорчивый. Как и в любой подобной сказке, рассчитанной на все возраста, короткие и милые истории для детей здесь разбавлены более взрослыми темами вроде страха неизвестного, одиночества и даже социального неравенства, которые очень лаконично вписываются и не выглядят насильно втиснутыми. По сути, это как если бы «Там, где живут чудовища» написали и нарисовали во времена «Времени приключений» – каламбур неспециальный, но Пирсон, к слову, действительно работал над этим мультфильмом. Ну и если этого еще недостаточно, то все комиксы про Хильду – это как минимум визуальный праздник, что хоть каждую страницу на стену вешай.

 

  

 

 

 

 

 

 

 

 

Игра «The Aquatic Adventures of the Last Human»

 

Небольшой космический корабль улетает из довольно далекого будущего в черную дыру, а возвращается в будущее совсем несусветно далекое, такое, что человечества уже и след простыл, все признаки нашей цивилизации только торчат посреди сплошного мирового океана, а повсюду плавают рыбы, скаты, киты и кое-где чудовища пострашнее. «The Aquatic Adventure of the Last Human» – дешевая ретро-игра с обаятельной, но вполне обычной пиксельной ретро-графикой. Никаких особых геймплейных наворотов в ней нет: плывешь слева направо, исследуешь подводные коридоры и ведущие на поверхность полыньи, сражаешься с боссами, читаешь записки, оставшиеся тут и там от исчезнувших уже людей. Черт знает почему, но выходит из всего этого неестественно меланхоличная игра. Отталкиваясь от дизайна трехмерных хитов про подводный мир «Bioshok» и «Soma», авторы «The Aquatic Adventure of the Last Human» полностью убрали из странной, приглушенной красоты морских глубин все напряжение и умудрились сделать платформер, в котором испытываешь удовольствие, просто передвигаясь туда-сюда под красивую музыку и разглядывая вроде как смехотворную, но почему-то пленительную графику. Наверное, последние люди будут чувствовать себя так же. 

 

 

 

  Статья о самоубийствах школьников при помощи репостов

 

Издание «Новая газета» сделало себе имя в 90-е и нулевые мнгочисленными репортажами и журналистскими расследованиями на опасные темы. Авторы газеты ездили в Чечню, как на дачу, выводили на чистую воду живодеров в погонах, заставляли правоохранительные органы пошевеливаться с неприятными делами, и даже Анна Политковская, писавшая для «Новой газеты», погибла от пули людей, недовольных ее материалами. На неделе русскоязычный интернет потряс новый материал издания: журналист «Новой» обратила внимание на такое новое молодежное явление, как паблики «Вконтакте». В некоторых пабликах, оказывается, постят мрачные цитаты, грустные песни, ролики с чьими-то смертями, а также зашифрованные сообщения о чем-то непонятном и, кажется, страшном. Некоторые дети, начитавшись этих пабликов, убивают себя. Даже за неделю количество информации в ответ на статью сильно превысило то, что было в ней рассказано. Дальше, очевидно, будет еще больше, и если вы правда хотите разобраться, чего там с этими пабликами творится и как обстоят дела с подростковым суицидом, то лучше просто почитать статью Википедии или статус в фейсбуке Евгения Берга. Успех статьи, однако, совершенно заслужен: это почти идеальный параноидальный хоррор. Автору (взрослой женщине, еще десять лет назад писавшей статьи об ужасах социальных сетей и ссылающейся в статьях как на эксперта на собственного сына-психолога), как будто она в «Ребенке Розмари», всюду видятся тайные и чудовищные символы, неизвестные то ли сатанисты, то ли фашисты плетут сети вокруг нее и всех детей планеты, корявые сообщения школьников, надписи на заборе и даже продолговатые помидоры могут значить что-то для нее очень важное. Если знать, что классические репортажи «Новой газеты», по которым заводились уголовные дела и от которых гибли люди, были написаны таким же истерическим безапелляционным тоном, то страшно может стать уже по-настоящему.

 

Фото: kinopoisk.ru, pinerest.com

Поделиться
Теги
КОММЕНТАРИИ
Показать комментарии (2)
    Отправить
      Сейчас на главной
      Показать еще   ↓