Дружите с нами
в социальных сетях:

Перестрелка стенка на стенку и еще 5 развлечений выходного дня

Что почитать, послушать и посмотреть в эти прекрасные выходные.

 



 

 

Альбом «Unfold»  

The Necks

 

Ничто интернет не ударил так сильно, как «экспериментальную» музыку. Если в 70-е, 80-е и 90-е музыканты, нащупывавшие неожиданные стилистические повороты и пытавшиеся вырваться за пределы жанров, обычно делали это, так сказать «честно», вслепую и действительно опираясь чаще всего лишь на собственные предчувствия, то сейчас только лень может скрыть артиста от ясной картины завершения того пути, которым он вот сейчас собрался идти. Все уже было и было во всех возможных формах.

 

Жанр свободной импровизации на стыке джаза, академического минимализма и демократичного рок-инструментария со времен своего зарождения в 60-е успел стать предсказуемым и давно замер в раз удачно принятой позе. Австралийское трио (барабанщик, басист и клавишник) The Necks вот уже третье десятилетие является одной из самых популярных групп жанра. Все потому, что они используют приемы деконструкции для сбора вполне общедоступных, ясных и понятно живописных музыкальных полотен. Их очередной альбом «Unfold» для разнообразия состоит не из часовой гудящей колбасы, а из четырех подчеркнуто различных по настроению композиций.

 

Музыка на «Unfold» то течет, то пенится на месте, то долго карабкается на какую-то воображаемую горку, то потом с нее кубарем скатывается. Но всегда видно, к чему люди клонят: деформированная пьеса с органчиком звучит, как заблудившаяся по дороге из церкви в магазин стройматериалов группа Procol Harum и также одухотворенно и романтично работает, джазовая штучка похожа на никак не заканчивающийся дурной сон Дэмьена Шазэля, пьеса «Синяя гора», собственно, собирает из инструментов группы дрожащую и переливающуюся на морозном солнце гору. А.С.

 
 

 

 

 

 

 

 

 

 

Фильм «Рейд: Пуля в голове»

Режиссеры Кимо Стамбол и Тьяджанто
 

Молодого парня без сознания прибивает волнами к берегу, кто он и откуда – неизвестно. Два месяца спустя бедняга с амнезией продирает глаза, берет имя Исмаил, придуманное девушкой-врачом в процессе чтения книжки «Моби Дик», и отправляется собирать о себе информацию, демонстрируя невиданное мастерство во владении боевыми техниками.

 

Экшн-дилогия «Рейд» Гарета Эванса, казалось бы, выжимала максимум из неуемного рукоприкладства уже к началу второй части, и на что именно рассчитывала режиссерская пара Стамбол–Тьяджанто, заручаясь поддержкой той же самой команды боевых хореографов, было ни капли не понятно. В «Рейде 2» Эванс в попытках освежить концепцию начинал сбиваться в китч и зачем-то наслаивать на энергичные драки подобие сюжета (прекрасно работавшие в первом фильме и без этого), индонезийские же постановщики, знакомые по кровавому слэшеру «Дара» и наиболее дикому сегменту серии антологий «З/Л/О», пошли другой дорогой и не прогадали.

 

Очнувшись с осколками пули в голове, Исмаил берется прокладывать путь к собственному прошлому кулаками и огнестрелом – основа, как видно, ровно та же, однако на заглавных ролях здесь впервые появились женщины, а вместе с тем и еще какие-то чувства помимо ярости и злости. Конечно, уместить что-то серьезное в фильм, где в коротком коридоре учиняется перестрелка стенка на стенку, по факту нереально, но тут этого и не надо: выставленные напоказ мультяшные эмоции и в меру яркие бойцы (гуманистичный хипстер-очкарик и роковая дива с банданой на лице) решают вопрос украшений так, что глаза не нарадуются. Баловство с фокусом и лощеная картинка кино тоже хуже не делают, и тут самое время сообщить, что «Рейд: Пуля в голове» в оригинале звучит как Headshot и с фильмами валлийца Эванса, помимо актерского ансамбля имени Ико Уайса, общего ровным счетом ничего и не имеет.  А.Св.

 

 

 

Шоу «Порараз Бирацца»

 

Вечерние разговорные шоу – как правило, унылый набор допотопных и давно несмешных окаменелостей, полезный разве что в том смысле, что молодым и не имеющим денег или фантазии на разработку собственных форматов комикам из разных стран не нужно ничего придумывать, а можно пародировать чужое. Синхронно с перезапустившимся телешоу «Прожекторперисхилтон», в котором, напомним, четыре комика полчаса вслух читают газеты, стартовала YouTube-передача «Порараз Бирацца», в которой, что бы вы думали, четыре комика полчаса читают вслух новости и голосуют, хорошие те или плохие.

 

Отличие в том, что комики «Порараз Бирацца» – это молодые артисты Александр Долгополов, Алексей Квашонкин, Артур Чапарян и Николай Андреев (кроме четырех мужчин, внутри каждого выпуска спрятаны еще три девушки, у которых есть собственный и тоже свеженький канал), так или иначе связанные с московским «стэндап-клубом №1». Из-за этого они, бог с ним, что шутят смешнее, а просто превращают передачу в абсурдистский дружеский разговор, совершенно свободный, непредсказуемый и живой. С разбором новостей у передачи все даже хуже, чем у прообраза (хотя во второй серии, там где история робота, не отдавшего девочке мороженое, неожиданно сплелась с обсуждением Дианы Шурыгиной, отчетливо видно, что героям наконец стало интересно), но это, пожалуй, идет передаче только на пользу: в своем нынешнем виде «Порараз Бирацца» – это учебник ненавязчивого шуточного разговора для молодых людей обоего пола. A.С.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Комикс «When I'm Old and Other Stories»

 

С первого взгляда «When I’m Old and Other Stories» сразу же попадает в одну очень распространенную категорию комиксов – автобиографические книжки не сильно известных инди-авторов, которые жалуются на то, как все вокруг осточертело. Габриель Белл здесь не то чтобы рвет шаблоны, но хотя бы не старается связать эти жалобы в одну большую историю – это просто сборник очень коротких и чаще всего хаотичных рассказов, которые обрываются будто бы где-то на середине в лучших традициях, например, Раймонда Карвера. Рисует Габриель грязно и нарочито некрасиво, словно чей-то блокнот только что отсканировали. Буквы выводит коряво, да и сами тексты тоже как школьник написал, но ко всему тому, что она пытается рассказать, такое вполне себе подходит.

 

«When I’m Old» берется за всю эту тревогу двадцатилетних, только без лишних прикрас и надуманного оптимизма. Герои Белл в себя не верят, грустят без повода, работают на плохих или странных работах, не умеют пить и вести себя с другими людьми, хотят то постоянно на диване валяться, то постоянно тусоваться – короче, это вы и все ваши друзья. Один из рассказов, к слову, называется «Я ела говно и притворялась, что мне это нравится» – такой вот привет всем молодым и запутавшимся от женщины, которая уже повзрослела, немного во всем разобралась, и, вероятно, перестала притворяться. К.М.

 

  

 

 

 

 

 

 

 

 

Игра «Night in the Woods»

 

Большеглазая кисонька возвращается из колледжа в родной сонный городок. За время ее отсутствия старая стекольная фабрика стала еще более заброшенной, местный «Евроопт» закрылся под напором более удачливых сетей, а все школьные друзья поустраивались на унылые работы (что, вообще говоря, характеризует их как напористых и амбициозных – на дворе такая рецессия, что и место продавца в непосещаемом видеопрокате – вполне хлебное). Днем кисонька валандается по все глубже погружающемуся в осень городку, препирается с родителями и отказывается думать о будущем, а ночью видит диковинные сны: неоново-пурпурные, парчово-бархатные небеса, блеклые тени призрачного оркестра и она, разбежавшись, прыгающая по крышам.

 

У «Night in the Woods» хвалебная пресса, которая, однако, более-менее бессильна описать, почему же это хорошая игра. «Night in the Woods» функционирует как платформер, в котором при этом почти совсем нет платформ, а какие есть, иногда на ровном месте ставят в тупик. Еще это разговорная комедия, в которой, в общем, нет вариантов диалогов, а все персонажи наделены одним и тем же слогом язвительной старшеклассницы, воспитанной комиксами и постоянными жизненными неудачами. Сюжет, взяв небольшой разгон в первые полчаса (город, друзья и даже какое-то подобие детективной интриги могут создать впечатление, что это игра «Oxenfree» в другой технике рисования), потом просто исчезает, чтобы вернуться, когда не ждали.

 

При этом это действительно очень хорошая, милая, смешная, грустная и трогательная игра. Все перечисленные недостатки, когда играешь, оказываются совершенно умозрительными: свобода расстановки пауз в линейном повествовании, к которой сводится игра, оказывается таким гибким инструментом, что довольно предсказуемое инди-кино про маету интеллигентных молодых людей ощущается совершенно свежим и даже магически непредсказуемым в лучшие моменты. Не найдя входа через дверь традиционной драматургии или хотя бы игровых головоломок, поэзия пролазит в «Night in the Woods» через те моменты, когда выходишь из дома, прыгаешь по почтовым ящикам, болтаешь со странными прохожими, а потом идешь зависать с лисой в кожаной куртке и вдруг понимаешь, что делал бы так хоть всю жизнь. А.С.

 

 

 

 Статья о том, как снимали самый амбициозный российский фильм и чем это закончилось

 

Не будем обманывать, ничем конкретным оно пока и не закончилось: 12 лет производственного ада преобразили и сам проект, и всех, кого в него засосало, но хотя бы приблизительной информации о том, увидим ли мы кино Ильи Хржановского о советском физике Льве Ландау, нет и по сей день. Все эти годы работа над фильмом велась в конспирологическом режиме, обрастая несусветным количеством слухов и легенд, и обозреватель сайта Film.ru набрался храбрости увязать их в монументальную статью на сотню тысяч печатных знаков. Получилось, одним словом, впечатляюще.

 

Кто такой режиссер Хржановский и чем знаменит; кто такой Лев Ландау и почему именно он; как для съемок в Харькове построили аналог советского института и зачем на его руинах сыграли рейв; действительно ли «Дау» (так звали физика старые друзья, так же назвал свой проект и Хржановский) превратился из фильма в закулисное реалити-шоу по мотивам сталинской эпохи – вопросами этот поделенный на две части материал (1, 2), пожалуй, что и не объять, а эффект от прочтения впору сравнивать с просмотром какой-нибудь мощной документалки в жанре журналистского расследования. Попробовать пройти по ссылкам стоит, даже если от слова «кино» вам моментально становится плохо. Кинематограф тут, в принципе, совсем уж фон: в основе материала лежит печально красивая история о желании человека сделать все как положено – одна из таких, которые развивались вот буквально под самым носом, а вы того и не знали. А.Св.

 

Фото: kinopoisk.ru, pinerest.com

Поделиться
Теги
КОММЕНТАРИИ
Показать комментарии (2)
    Отправить
      Сейчас на главной
      Показать еще   ↓