Дружите с нами
в социальных сетях:

«Тут проще чувствовать себя человеком»: москвичи рассказывают о переезде в Минск

Люди 12.11.2015 5

Молодые люди, которые жили в Москве, объясняют, почему решили перебраться в Беларусь и что их здесь больше всего удивляет.

В Беларуси существуют две стадии эмиграции. Первая – переехать в Минск. Вторая – переехать из Минска куда-нибудь за границу. Очень часто этим «куда-нибудь» оказывается Москва, которая может показаться вполне очевидным вариантом – гигантский город в ближайшей стране, привлекающий большими возможностями и деньгами. Но есть ли те, кто сделал все наоборот – жил в Москве, но потом решил перебраться в Минск? Мы нашли трех молодых людей, переехавших в разное время из Москвы в Минск, и поговорили с ними о том, как изменилась их жизнь, что они нашли для себя здесь и почему не хотят возвращаться обратно.

 

 

 

Ксения, 23 года

живет в Минске один год и два месяца

 

У меня были знакомые в Москве, которые сюда иногда ездили. И однажды я познакомилась на дне рождения одной из них с их другом из Минска. В 2012 году думали, куда поехать на ноябрьские праздники и решили, что в Минск. Мы всегда знали, что это где-то рядом, но это какая-то такая заграница, которая вроде и не заграница. Вообще, не было ощущения, что это другая страна. Нам наш друг из Минска написал выключить 3G, а мы удивились: зачем?

 

На одной из тусовок в Минске я познакомилась с Никитой – моя мама мне до сих пор говорит, что, вернувшись в Москву, я сразу начала рассказывать о нем. Мы стали переписываться, сначала шутили вроде «приезжай на выходные», а потом как-то все так закрутилось-завертелось, что мы начали встречаться.

 

Мы начали ездить друг к другу – в основном, Никита ко мне. Раз в месяц, два раза в месяц нам удавалось приехать на выходные друг к другу в гости. Об этом почти никто не знал – я рассказала своим близким друзьям и они почти все сказали: «Отношения на расстоянии заканчиваются очень плохо». Когда это слышишь в пятый-десятый раз, понимаешь, что лучше никому не говорить. Я не из тех людей, которые много постят в социальных сетях, поэтому больше года практически никто не знал, что у меня есть парень и что он живет в Минске.

 

Где-то после полугода отношений мы начали задумываться, какие варианты, как и где кому жить. Я всю жизнь переезжала. Родилась в Ставрополе, потом семь лет жила в деревне, потом меня привезли обратно в Ставрополь, потом через три года переехали в Москву на одну квартиру, потом на другую… Меня многие спрашивают, как так получилось, что я просто взяла и переехала. А у меня не было страха, я так привыкла переезжать, что для меня это не было трагедией. Сейчас мы с Никитой женаты.

 

 

 

 

У меня не было совсем друзей здесь, которые могли бы элементарно подсказать, где купить пуховик. Я вообще не ориентировалась в белорусском языке, не могла доехать до центра города, потому что боялась проехать остановку. Еще проблема была в том, что нужно было найти замену продуктам, которыми я пользуюсь каждый день – какие-то кремы, чисто женские штуки. А так я не переживала, что будет не хватать каких-то тусовок или какого-то экшена. В Москве мало чего открывается такого крутого, что тебя удивит, ты ходишь и думаешь: «Где-то я это уже видела».

 

Недавно устроилась работать в рекламное агентство TDI. Нужно было получить вид на жительство, чтобы нормально устроиться на работу. А получать вид на жительство в Беларуси – неблагодарное занятие. Очень сложно и очень неприятно, ты проходишь все круги ада. Нужно взять справку в посольстве, в которой есть три пункта – что я не психопатка, что я не состою в родстве с мужем и что я не преступница в розыске. Причем ты просто платишь и приходишь за бумажкой. Такое ощущение, что по факту никто ничего не проверяет. Потом мы поехали в Гродно, так как там прописан Никита. Тебя заставляют сдавать просто нелепейшие анализы – я не могу понять, зачем у меня брали анализы на ветрянку. Или на венерические заболевания. Я спрашиваю, зачем, а мне говорят: «А вдруг ты приехала белорусов заражать». Очень непростые процедуры и очень дорогие – я потратила в районе двух миллионов и длилось все месяца два.

 

Еще очень странные законы. Там говорится, что я не могу находиться не на территории дома, где я прописана, больше то ли одного месяца, то ли трех — точно они сами сказать не могут! Фактически я имею право работать, не выезжая из населенного пункта. А это не Гродно, это поселок Береговой. Там есть только почта и конюшня. Причем то, что я уехала, никак не проверить. Ну, придет милиционер, постучит, ему скажут: «Ксюша спит». Он же не может ничего больше сделать, я же не условно осужденная. Мне периодически звонит участковый и спрашивает, в Гродно ли я сейчас. А я, например, у родителей в Москве. И что отвечать? «Блин, только что уехала, скоро вернусь!»

 

Я не могу понять, зачем у меня брали анализы на ветрянку. Или на венерические заболевания. А мне говорят: «А вдруг ты приехала белорусов заражать»

 

Мне кажется, что Минск – это город для жизни, а Москва – город для работы. Наверное, тут круто детей рожать, старость проводить. Но тут вопрос приоритетов, что тебе важнее. У меня никогда не было особой гонки за крутой и богатой жизнью, за какими-то большими деньгами. Конечно, хочется в перспективе расти, но у меня нет такого, как у моих друзей, которым нужно лопатой деньги грести.

 

В Москву приезжаешь, и с кем ни встретишься, все говорят только про работу. Ты им рассказываешь, как классно погуляла, а они: «Ой, у меня тут клиент такое выдал!» Или спрашиваешь, ходили ли они на вот эту классную выставку, а они такие: «Нет, мы работали». И я помню себя, у меня раньше в Москве были такие же разговоры. Мне кажется, Минск идет по стопам Москвы, но очень медленно. Один мой друг говорит, что Минск – это Москва 10 лет назад. Он это имел в виду больше про количество жителей, машин и архитектуру, но это чувствуется и в другом. Бывает, прихожу в какое-то новое место и думаю: «Ой, я такое видела в Москве».

 

Чего мне не хватает в Минске, так это крутых выставок. Я не люблю современное искусство, но я стараюсь с ним наладить отношения. Вот есть художник Джеймс Таррелл, он делает световые инсталляции, очень крутые. Я его очень люблю, три раза ходила на его выставку, но обидно понимать, что в Минск он, скорее всего, никогда не приедет. Мне нравится, что в Москве происходят какие-то классные культурные события. Раньше я часто ходила на фестиваль «Пикник Афиши» и «Park Live» – вот мне не хватает таких больших мероприятий, куда ходит куча молодежи. Еще мне не хватает московского парка Горького. Я к нему так привыкла, у него был крутой ребрендинг. Это был такой бум, когда вся молодежь стала ходить в парки, появилась культура гулять в парках. Это было место, где всегда встречаешься с друзьями, где всегда есть, чем заняться, всегда что-то происходило. Мне обидно, что здесь нет каких-то больших и ярких событий, на которые хочется ходить.

 

 

 

 

 

 

Анастасия Малышева, 25 лет

живет в Минске полтора года

 

На пятом курсе я начала жить одна, у меня было две работы, но каким-то образом мне еще удавалось хорошо учиться. Естественно, ходила тусоваться и не отказывала себе ни в чем. Только постепенно я перестала чувствовать радость и гармонию. Так продолжалось еще год, сменилась работа, которая вроде пару месяцев давала заряд, но позже это сидение в офисе превратило меня буквально в робота. В конце концов, я перестала вообще что-либо чувствовать. Временные рамки стерлись, эмоции возникали на рефлексе, но в большей степени я пребывала в апатии.

 

Помню, что сидела на работе после новогодних праздников и переписывалась с подругой, которая на тот момент жила в Минске два года. В течение часа мы решили, что мне пора менять что-то в жизни. Мне понадобился ровно месяц, чтобы уладить все вопросы, отправить резюме в несколько минских рекламных агентств, собрать вещи и рвануть в Минск, где моя подруга уже нашла нам отличную квартиру. Прошло уже полтора года, и я ничуть не жалею о своем решении.

 

Для родителей, конечно, это было очень неожиданно, тем не менее, они меня поддержали. Очень мало людей знали о моем переезде, и поэтому, когда все всплыло наружу, это было как гром среди ясного неба. Конечно, те, кто в Москве, порой посмеиваются надо мной, но любя.

 

 

 

 

Начинала я работать по своей специальности – журналист. Писала статьи для издания про ивент-индустрию. Потом совершенно случайно и довольно удачно попала в рекламу и маркетинг. Работа появилась через полтора месяца. Не могу сказать, что в Минске на тот момент был большой спрос на копирайтеров, но мне посчастливилось попасть в хорошее агентство, где было комфортно.

 

У меня была квартира, машина, работа. Только никто не думает о том, что это просто красивая оболочка

 

Я прекрасно знала, на что иду, когда переезжала в Минск, и о разнице в зарплатах в том числе. Вся штука в том, что Москва – это отличная денежная платформа, где нет никаких правил и есть на что пускать слюни. В целом, это город, в котором крутятся деньги, и если вы готовы сыграть в эту жесткую игру, то наверняка сорвете неплохой куш и, возможно, продадите свою душу. Минск вообще не об этом, ставить здесь деньги на первое место просто смешно. Сравнивать с таким монстром, как Москва, даже глупо. Все, кто зарабатывают в Минске внушительные состояния, не светятся, и мне это очень нравится.

 

Мне повезло, что я жила с подругой, мы обе начали новый этап в жизни, каждый по-разному. Она меня очень поддерживала и была проводником в совершенно новом мире. Все знакомые старались показать мне самое лучшее, постепенно знакомили с новыми людьми. Можно сказать, что я плыла по течению и сразу почувствовала себя как дома. Естественно, мне приходилось привыкать к бурной реакции людей по поводу того, что я из Москвы, но это было даже забавно.

 

В представлении многих жить в Москве – это невероятно круто. У меня была квартира, машина, работа, диплом из престижного университета. В общем, все, о чем так многие мечтают. Только никто не думает о том, что это просто красивая оболочка, внутри которой я чувствовала себя дико некомфортно, и весь этот материальный груз тянул меня вниз. Поэтому до сих пор есть те, кто удивляются моему решению и не могут меня понять: «Все же наоборот – люди уезжают из Минска».

 

Мне кажется, что в Минске люди живут, а не выживают

 

Я не могу говорить за всех, но, мне кажется, что в Минске люди живут, а не выживают. Здесь чувствуется самодостаточность. Мне нравится, что в Минске никто не оценивает тебя и не пытается что-то доказать – такое поведение больше чувствуется в Москве. Люди в основном открыты и дружелюбны, могут смело смотреть тебе в глаза. В Минске люди настолько спокойные, что редко берутся за какие-то масштабные и смелые проекты, любят в основном рассуждать, но вряд ли станут делать что-то сами.

 

После Москвы меня безумно удивило, как размеренно люди ходят по улицам. Я сначала даже не поняла, что происходит. Удивило, что после 22 часов улицы становятся практическими пустыми. Есть еще один очень большой плюс Минска: в материальном плане здесь ничего не соблазняет, нет пустой необходимости тратить деньги, так что в основном удается правильно распределять свой бюджет.

 

В Минске открытие нового кафе – праздник, даже появление KFC и Burger King вызвало невероятный ажиотаж, а в Москве это обыденность. У каждой новой мелочи, которая появляется в Минске, есть возможность обратить на себя внимание. Порой мне не хватает московской динамики, качественных вечеринок и подходящих для них мест. Все это скорее касается моих личных увлечений, без этого в Минске в принципе можно жить. Тем более я всегда могу съездить на пару дней в Москву, чтобы заполнить этот маленький пробел.

 

У меня настолько гармоничные отношения с Минском, что мысль о Москве наводит на меня тоску. Так что у меня нет поводов скучать по своему родному городу. Я его уважаю, но вряд ли в ближайшее время вернусь туда. Скорее, решу еще куда-нибудь переехать, потому что как только начинаешь пускать корни, развитие исчезает.

 

 

 

Данила Новиков, 25 лет

живет в Минске три года и два месяца

 

По работе в журнале «Лучшие компьютерные игры» я так или иначе соприкасался с видео – писал тексты, писал техническое задание на монтаж, в общем, представлял, как все оно работает, чуть-чуть монтировал сам. Потом я год работал в сериале «Универ: новая общага», должность называлась «логгер». Суть работы вот в чем была: нам приносят винты после съемок, я все копирую, свожу звук и видео, отдаю монтажерам. Плюс заведую архивом. Это была абсолютно непыльная работа, хорошие деньги, много свободного времени – я ставлю копировать серию, а пока она копируется, дрыхну в кресле. В общем, я чувствовал, как морально на этой работе разлагаюсь, потому что реальной работы у меня было часа два.

 

Я узнал у товарища из минского центра разработки Wargaming, что начинает создаваться Video Team и сейчас остро нужны люди. Я знал чувака, который начинал там это делать, написал ему, что хотел бы попробовать. Он мне сказал сначала поиграть в игру и освоиться, а там уже слово за слово – и я фигачу в танки. Это было три года назад, я приехал сюда в августе 2012-го.

 

Мама в какой-то момент сказала, что ни в какой Минск меня не отпустит. Я вот помню, что, когда уезжал, думал, что начинается какая-то новая жизнь, а потом ты стоишь в поезде, тебе машут ручками, а ты думаешь: «Ну все, ****** [конец]». Я всю жизнь жил с родителями, коренной москвич, а тут ехал совершенно в самостоятельную жизнь. Тут были друзья, да, но в целом был достаточно одиноким. Друзья отнеслись нормально, да и я в Москву часто мотался, на первых порах особенно, один-два раза в месяц точно. Меня не напрягает, хорошо сплю в поездах.

 

 

 

 

Как только я приехал, остро стояла проблема с поиском квартиры. Первые две недели ты можешь жить на корпоративной квартире – по крайней мере, тогда так было, довольно много сотрудников в то время приезжали из других городов. Я нашел через знакомых какую-то старушку, у которой есть квартира на Авакяна, но там можно было только через месяц, поэтому жил у коллеги на диване две недели. Приближался день икс, решил позвонить этой женщине по поводу квартиры. «А, что, какая квартира? Мы ее уже сдали», — ну как так можно. В тот год позакрывали кучу общаг, квартиры дорого стоили, спрос был бешеный, а рынок – никакой. Приехал смотреть квартиру, а хозяйка номер не поднимает. Искал квартиру поближе к работе. Мне позвонил риелтор, сказал номер и адрес, ничего посмотреть нельзя, сами связывайтесь, как хотите. Я тогда еще плохо разбирался в городе, а как глянул на карту, то заметил, что предложили вообще не в кассу, где-то в другом конце Минска. В общем, тогда я понял, что единственный выход – пойти в агентство, которое работает по оплате. В итоге я живу в центре, так проще: сел на метро, а потом маршрутка корпоративная.

 

В Москве в какой-то момент встаешь перед выбором: либо ты пьешь, ешь и гуляешь с друзьями, либо ты живешь отдельно от родителей. А в Минске с этим проще

 

Я работаю в СООО «Гейм Стрим», минском центре разработки Wargaming, я видеопродюсер. В основном я специализируюсь на киберспорте – мы делаем репортажи, какие-то спецпроекты. Геймплейные ролики, трейлеры, много всего. В нашей команде человек 100, но у нас очень много работы: если бы мы делали ролики всем, кто страстно хочет, то мы бы зашивались постоянно. Я попробовал разные вещи – репортажи, постановочные ролики. Я думал, что у меня душа лежит к постановочным роликам, а оказалось – нифига. С графикой мне больше нравится работать, придумывать способы делать по-новому то, что уже делалось сто раз. Мы вот сейчас и думаем, как делать так, чтобы все вздыхали, когда видели наши ролики.

 

В Москве, даже если ты неплохо зарабатываешь, тебе все равно тяжело позволить себе жить отдельно от родителей. В Москве в какой-то момент встаешь перед выбором: либо ты пьешь, ешь и гуляешь с друзьями, либо ты живешь отдельно от родителей. Третьего нет абсолютно. А в Минске с этим проще. Аренда жилья не стоит каких-то космических денег. Если есть желание, двушку с товарищем можно снять за 250 баксов.

 

В Москве еще и цены другие, хотя сейчас странновато по ценам получается. В Минске стало дороже бухать, чем в Москве – это очень странно. Коктейли по 100 тысяч – это дорого. В Москве есть места, где ты можешь бюджетно набухаться, по 200 рублей вполне себе неплохие коктейли. В Москве, если ты совсем отчаянный пацан, то ты всегда знаешь, что есть «Кружка» и «Спб», там двери всегда открыты. А в Минске что ты будешь делать? Плюс в Минске, если ты видишь место с дешевым пивом, то понимаешь, что все будет довольно грустно.

 

Очень редко бывает, что видишь человека, который хорошо выглядит и осознанно едет на этом троллейбусе

 

Поначалу в Минске меня очень подкупало, что, если звонишь в такси, через семь минут оно у тебя точно есть. На первых порах на радостях я только на такси и рассекал. В пятницу вечером ехать через центр и оказаться в нужном тебе месте в нужное время – как так можно? У меня в голове не укладывается. Но тут плохо с общественным транспортом. Если ездить на автобусах и троллейбусах, то это ад какой-то. В Москве, даже если ты трижды успешный менеджер, то ты, как все, спускаешься в метро и точно так же едешь на троллейбусе в свой спальный район. Слишком далеко и дорого ехать на машине из точки А в точку Б. В Минске это по-другому работает. Я это заметил, когда начал заниматься танцами, стал поздно ездить домой на Маяковского. Садишься в троллейбус и просто смотришь на людей вокруг тебя — студенты, алкоголики, молодые мамаши, не очень молодые мамаши, рабочие завода какие-то непонятные. Очень редко бывает, что видишь человека, который хорошо выглядит и осознанно едет на этом троллейбусе.

 

В Минске у всех, у кого доход выше среднего, да даже не выше среднего, обычно есть машина. При этом я не вижу хамства на дорогах. Вот у аквапарка, где заезд на МКАД, нерегулируемый пешеходный переход. Как такое вообще может быть? Или пешеходный переход у французского посольства – когда его в первый раз увидел, подумал: «Серьезно? Я сейчас ступлю на переход и машины останавливаться будут?» Если ты будешь переходить такой переход в Москве, то остановится одна полоса, а все остальные будут нестись.

 

В Москве я жил между «Коньково» и «Теплым станом», там рядом рынок, потом два ТРЦ открыли. Если возвращаешься ночью, то надо пройти мимо шаурмячной какой-то непонятной, потом мимо кафе, где все ребята с рынка тусуются, дальше через дорогу какое-то заведение, где все элитные пацаны с этого рынка заседают. Через дворы я не хожу, ну его нафиг, там довольно стремно. Раньше я не придавал этому значения, никогда ничего криминального не происходило, а вот после Минска иду я домой в Москве и понимаю, что мне страшно и это реально жуткий район. В Минске я не бываю в местах, где не чувствую себя не в безопасности. Хотя и работаю в Шабанах. В Москве это было бы дико стремным местом, а тут нормально, где-то что-то шуршит, а тебе все равно. Даже если встречаешь каких-то алкоголиков, то они все какие-то мирные, есть ощущение, что они боятся тебя больше, чем ты их.

 

Я люблю ходить куда-нибудь ужинать, нравится The Pub на Карла Маркса. Svobody 4 очень хорошее заведение, нравится ходить в «Васильки», я там постоянно питаюсь холодником, в Москве его почти нигде не подают. Нравится еще ходить в Union Coffee – это буквально через дорогу от меня. Конечно, я знаю, что это известный ********* [место с не очень хорошей репутацией] и там так по-богатому все выглядит, но там вполне сносная пицца, в Минске с этим беда. На Карла Маркса очень приятно ходить, «Грюнвальд» хорошее место, хотя тоже какое-то очень богатое. Есть еще на площади Свободы «Янцзы», оно тоже приторно выглядит, мне противно там находиться, но там вкусная китайская еда. В «Гамбринус» тоже часто хожу. При этом не хватает каких-то неформатных заведений, где было бы вкусное пиво. Просто у нас везде одно и тоже пиво, для меня это реально проблема, а в Москве крафтовое пиво на каждом углу. Еще в Минске фастфуда нет. Для меня долгое время фастфудом здесь было зайти в супермаркет, взять куриное филе и попросить разогреть. Не могу сказать, что я этим сильно опечален, к тому же, это дисциплинирует — ты не жрешь всякую фигню. Потому что не должно быть такого, что, когда в городе открывается KFC, все просто в экстазе, это очень странно. Burger King очень люблю в Москве, когда ты можешь быстро зайти и поесть, а у нас это противоречит самой сути фастфуда.

 

Там либо пашешь, либо грустно живешь, а тут любят поныть, как они стоят большего и что их не ценят

 

В Минске большая беда с шоппингом. Мне кажется, я тут купил буквально пару вещей. В Москве на каждом шагу есть ТРЦ, а в Минске то, что называется ТРЦ, на самом деле оказывается не ТРЦ. Торгово-развлекательный центр подразумевает развлечения, например, хотя бы один кинотеатр. В Москве в каждом торговом центре есть кинотеатр, а в Минске, если заранее билеты не купил, то ты никуда не попадешь. То же самое, если в пятницу вечером вы всемером решили попить пива, то до свидания, сидите дома. Чувствуется острый недостаток обычных вещей. Я люблю игровые автоматы, то есть аркады, Dance Dance Revolution. А в Минске этого нигде нет – было в «Столице», но закрыли, стоят два автомата в аквапарке «Лебяжий», есть только одно более-менее приличное место в ТРЦ «Титан», но это слишком далеко, я не могу туда часто ездить. И еще IMAX, я мечтаю, чтобы в Минске его открыли, это вообще мировая штука.

 

Разница менталитета определенная есть: в Москве амбициозные люди тебя окружают, а тут бывают безынициативные, как будто бы им что-то должны. Там либо пашешь, либо грустно живешь, а тут любят поныть, как они стоят большего и что их не ценят. Причем иногда кажется, что люди делают этот выбор осознанно — получаешь 300 долларов, ну и нормально, жить можно.

 

Сейчас я получаю разрешение на временное пребывание, но я не планирую получать гражданство в будущем, не вижу ни одной объективной причины. Что мне нужно от белорусского государства? Для чего? Я не планирую никуда особо переезжать, может быть, только в очень далекой перспективе. Для меня оказались важны русская культура, русские люди и русский язык.

 

Поделиться
Комментарии
Показать комментарии (5)
    Отправить
      Сейчас на главной
      Показать еще   ↓