Дружите с нами
в социальных сетях:

«Давно я так не угорал»: как прошел лучший летний фестиваль Беларуси «Эхо»

В эти выходные под Гродно в третий раз прошел фестиваль экспериментальной музыки «Эхо». Штатный хиппарь «Как тут жить» Юля Перепечко побывала там и убедилась, что лучше фестивалей в Беларуси еще не было.

«Эхо» проходит с 2013 года на базе отдыха «Велес» – под Гродно, почти на границе с Польшей, поэтому всех просят брать с собой паспорта, по дороге на фестиваль их могут проверить. Но приезжая на «Эхо», попадаешь в зону, пограничную не столько с Польшей, сколько вообще с белорусской действительностью. Пока в стране с размахом праздновали День независимости, здесь спокойно слушали музыку. Охрана вроде как и была на случай, если кто-то начнет буянить, но совсем незаметная. Да никто и не буянил, слишком все были умиротворены.

 

Всего на фестиваль приехало человек 200-300 (я плоховато определяю на глаз, но вряд ли намного больше), и это очень странно. 160 000 рублей за два дня – цена для белорусских фестивалей невероятная. Другие организаторы, мне кажется, запросили бы больше за одних только «Лемондэй» под открытым небом. На фестиваль вез бесплатный автобус, хотя туда ездят и маршрутки. Тех, кто хотел вернуться в Гродно после полуночи, тоже вез бесплатный автобус. Все было крайне демократично – можно приносить свою еду и свои напитки, никто ничего не отбирает. Кто не взял с собой мангалов и шашлыков, от голода тоже не умерли – работало несколько точек с едой, в основном, правда, с вегетарианской, зато по вменяемым ценам: фалафель можно было съесть за 30 000 рублей, уху – вообще за 10 000. Кемпинг тоже никому в голову не пришло делать платным. Не было, конечно, зарядок для телефона, бесплатного вайфая и суперкомфорта – ну и прекрасно. Хотя с одним туалетом на всех, кажется, все-таки немного погорячились. Зато те, у кого не было палатки, но кто в последний момент решил остаться, могли переночевать в большом типи с деревянным настилом. В общем, чувствуется какая-то тихая забота, а не жажда наживы.

 

 

 

 

 

Сторонних развлечений было немного, но это даже плюс для музыкального фестиваля – ничто не отвлекает, как на каком-нибудь фестивале «Мост», где и аттракционы, и тир, и лазертаг, и многое еще прямо во время выступлений. Для тех, кому все-таки одной музыки было мало, днем устроили йогу и мастер-класс по актерскому мастерству, работали маленькая баня, стакальянная, фотосушка, уголок хэндмейда, печатная мануфактура, где можно было сделать принт на одежду. Был даже фримаркет – маленький, но не лишь бы что, и все полезное: тут была и юбка в вишенки, и «Оливер Твист» на английском, и кассета Вахтанга Кикабидзе, и Барби.

 

Начало немного затянулось – гродненская группа «Демонтаж характера», постоянные участники, открывавшие фестиваль, все никак не могла настроиться, и собравшиеся уже начали скучать под просьбы «прибери верха» и «меньше бочки в монитор». Звукорежиссер старался как мог – сидел на кресле из бабушкиного гарнитура в зеленом обруче с цветочками. Зрители перед сценой пока развлекались кто чем, например, поразительным сходством стоявшего на коленях басиста с Тирионом Ланнистером. Потом вроде настроились, но ушел барабанщик. Потом ушли все, кроме скрипача, который в отсутствие группы занялся эмбиентными импровизациями. Потом все вернулись – и начался концерт. Некоторые так заждались музыки, что сразу бросились танцевать – и это было очень смело, учитывая непредсказуемо меняющийся в песнях темп.

Не было, конечно, зарядок для телефона, бесплатного вайфая и суперкомфорта – ну и прекрасно. Хотя с одним туалетом на всех, кажется, все-таки немного погорячились
Дальше была очередь минской группы Slowner, они на «Эхе» тоже не новички – были в 2013-м. В Минске они время от времени выступают на сборных концертах с участием групп вроде Aliosha give me a chance, «Перигелий на заре Корифеев» и других, которые любят поэкспериментировать со звуком и с нервами неподготовленных слушателей. Сами Slowner характеризуют свое творчество как «песни о любви и безумии от лица пропащего человека», «дикий крик о помощи в пустоту своего я», а себя называют «шестиструнным самураем, заблудившимся в болотах Полесья в компании уголька, пузырька и соломинки».
 
Для тех, кто группу Slowner на фестивале видел впервые (а таких, пожалуй, было немного – к третьему году существования «Эха» уже стало очевидным, что ездят сюда почти одни и те же люди), было, наверное, неожиданно услышать от добродушного здоровяка, все время тихонько расхаживавшего вдоль сцены в небесно-голубых носках, такой необычный вокал – как будто бы слабонервная женщина визжит, увидав мышь. Только визжит очень задорно и под очень шумное сайкобилли, энергично подыгрывая себе на контрабасе. И, надо сказать, заезженный десятилетиями жанр такой вокал очень освежает. Все это сопровождалось еще и видеорядом, вносящим больше ясности в происходящее, – на экране сновали черные лисички и странные дети, пауки плели бесконечные паутины, а одноглазые собаки лепили на конвейере ноги и руки. И в темноте посреди леса все это казалось уместным и чарующим. Слушатели расшевелились, устроили танцы, требовали еще. Некоторым, возможно, просто было интересно, через сколько песен вокалист сорвет голос, но все закончилось благополучно.
 

 

 

 

 
Потом выступали Pafnutiy`s Dreams. Проект создал бывший участник группы «Ляпис Трубецкой», валторнист Павел Кузюкович, который теперь называет себя Пафнутием Кузюкяном и играет в этом мини-оркестре по очереди на разных духовых инструментах. Самый завлекательный из всех – альпийский рог длиной во всю сцену с кевларовой вставкой из бронежилета. Ради этого рога, говорят, группу и создали. Местами выступление немного смахивало на оркестр Михаила Финберга, только более веселый и энергичный, но публике, уже разгоряченной Slowner, только того и надо было – все хотели танцевать. А вот Кривуля со своими «ЙЁ Котятами» до фестиваля не доехал, поэтому в электронное безумие вместо него до пяти утра всех повергали диджеи.
 
Диджеев, кажется, никто не слушал, все были заняты собственным весельем. У кого начался свой концерт с гитарой у костра, кто варил уху, кто усталый отдыхал под деревом. В 9 утра кто-то еще пел под гитару «Гражданскую оборону» и «Луч солнца золотого», после чего даже самые стойкие пошли спать. Следующие полдня все просто лежали в полуденном зное, утомленные весельем, кто где. Особенно большой была конкуренция за место на подвесных деревянных качелях-кроватях, где можно было спать, покачиваясь на ветру. И только неутомимые немцы (да, кому-то было из Минска лень ехать, а вот даже из Германии люди приехали посмотреть, что тут творится) были бодры и радовались, как дети, – расхаживали по речке в венках из цветов с кальяном в одной руке и пивом в другой.
Свободным положением Пукста сразу же воспользовался восторженный поклонник – вскочил на сцену, подарил свадебный букет и наградил долгим поцелуем
Музыкальная программа второго дня начиналась с группы Hamlet His Highness – они приехали на замену восточной этно-дискотеке от Holy Palms и были скучноваты, зато после всех взбодрил Сергей Пукст. Люди окончательно вылезли из своих палаток, побросали волейбол, фрисби и пивные стаканы и побежали плясать. Кто-то из старой гвардии поклонников – даже с голым животом. Выступал Пукст в тандеме с клавишником Тимуром Рейзисом из регги-группы «Аддис Абеба» и перед исполнением песни «Оскар Уайльд» решил упомянуть, что между ними ничего такого, только профессиональные отношения. Свободным положением Сергея почти сразу же воспользовался восторженный поклонник – вскочил на сцену, подарил свадебный букет и наградил долгим поцелуем. Зрители неистовствовали в овациях, и только один неподалеку сидел хмурый и злой, кричал Пуксту обидные слова и показывал факи, а еще один подходил ко всем с вопросом: «Как вы вообще можете это слушать? Вам что, серьезно нравится?»
 
Гродненская группа Earworm, которая играет шумный рок, но с виолончелью, каких-то особенных эмоций у меня не вызвала, хотя явно пользуется дикой популярностью у завсегдатаев «Эха». В любом случае, виолончель под открытым небом слушать всегда приятно.
 
Дальше был долгий перерыв, а затем выступление хэдлайнеров вечера, хотя это слово, конечно, глупо употреблять в отношении «Эха», там вроде как все главные. Но «Лемондэй» все равно выделялись на фоне остальных – девочки с утра разгуливали по площадке и поражали всех неземной красотой и золоченой цепью на шее у Жени. Те, кто помнил их только на заре карьеры, но за дальнейшей творческой судьбой группы не очень-то следил, должно быть, поразился переменам: из двух пухловатых школьниц в растянутых свитерах, записывающих бессмертные хиты под акустическую гитару на фоне ободранных обоев (такими они приезжали в Беларусь в первый раз – на концерт в Минске в 2009 году пришло около десяти человек), Юля и Женя превратились в ультрамодных молодых богинь, у группы появился парень – барабанщик Антон (уже второй, с первым – Данилой из Padla Bear Outfit – не вышло), а бессмертные хиты стали еще и дико зажигательными (особенно песня «Олег», которая превратила фестиваль в большую дискотеку).

 

 

 

 

 
Равнодушных среди зрителей не нашлось, кроме, может быть, тех людей, которые весь фестиваль рубили дрова, делали шашлыки, резали салаты и пили водочку, так ни разу и не подойдя к сцене. Даже звукорежиссер ласково называл группу «девчулями». Публика кричала: «Вы лучшие на этом концерте!» и требовала еще песен, особенно про грибы. Чарам «Лемондэй» не поддались, кажется, только пару человек старой закалки, которые восприняли все слишком серьезно и делились с окружающими впечатлениями фразами вроде «Тексты слишком наивны» и «Эта музыка – говно, не слушайте». Но не слушали их, а «Лемондэй» слушали.
 
Из двух пухловатых школьниц в растянутых свитерах, записывающих бессмертные хиты под акустическую гитару на фоне ободранных обоев, Юля и Женя превратились в ультрамодных молодых богинь
Выступавшая последней минская «электронная принцесса» Mustelide выглядела после этого неистовства как-то блекло: «Лемондэй» четко дали понять, кто здесь сегодня принцессы. У Mustelide даже поначалу все время что-то ломалось, техника на сцене, кажется, тоже не ожидала такого напора. К сожалению, на классном кавере на песню Линды «Мало огня» мне пришлось уезжать на последнем автобусе, и было грустно. Судя по сообщениям в группе «ВКонтакте», на следующий день всем тоже было грустно и хотелось продолжения праздника. «Было хорошо. Ты зря не приехал, юзернейм», «Давно я так не угорал!!!! Было так хорошо что аж плохо!», «Это земля обетованная экспериментальной музыки». Так что если вы еще ни разу не были на «Эхе», хорошенько подумайте, как так произошло, что лучший музыкальный опен-эйр Беларуси до сих пор проходит мимо вас.
Поделиться
Сейчас на главной
Показать еще   ↓